Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

ПО МОСКВЕ С АЛИСОЙ ТОЛКАЧЁВОЙ

Наша сегодняшняя прогулка по Москве будет совершенно особенной. Мы посмотрим на нее глазами члена союза дизайнеров Москвы, художника, элитного дизайнера  Алисы Толкачёвой. Более 25 успешных артистов доверяли свой сценический образ Алисе: Михаил Шуфутинский, Валерий Леонтьев, Ирина Салтыкова, Наталья Сенчукова, Алена Апина, Вика Цыганова, Катя Лель, Анжелика Варум, Лариса Долина, Татьяна Буланова, , Азиза и многие другие.

 

А.Г. Алиса, опишите ВАШ город двумя предложениями.

А.Т. Упорядоченный хаос… Точнее и не сказать (улыбается).

 

А.Г. Что Вам дал ВАШ город и что отобрал?

А.Т. Дал реализацию (задумалась)… Я приехала в Москву (из Киева – прим.ред) и была некая эмоциональная ломка первое время от другого микроклимата и чисто физически от другого климата – осени другие, зимы другие, вёсны другие, лета другие… И поначалу это давало ощущение неуютности и даже перестала примерять себя к Москве, все было какое-то чужое. Москва не такая цельная, как, например, Питер и не такая цельная, как Киев.

Москва очень нагроможденная. Представьте себе маленький супермаркет, где все нагромождено вместе, одно на другое. Я была очень поражена этим при том, что каждое отдельное здание заслуживает внимания, им можно любоваться, настроиться на него. И ровно через десять шагов стоит другое здание, которое не имеет к предыдущему вообще никакого отношения, оно противоречит полностью тому настроению, которое было десятью шагами ранее, третий дом тоже противоречит первому, второму, десятому и так далее… И вот это меня всегда очень поражало. Мне даже кажется, что каждый приехавший хотел передать то настроение, где он жил ранее, чтобы у него появилось ЕГО место, которое будет напоминанием. Москва – это место, где собираются люди из разных городов и там собрана такая же разная архитектура, от деревянных домов  до каких-то супер хайтечных вещей. И этому только оправдание, что разные люди, с абсолютно разных уголком бывшего СССР, дореволюционной и современной России, приехали и попытались таким образом застолбиться. Те, кто имел какое-либо отношение к архитектуре города, к строительству, смог повлиять на власть и воплотить в зданиях свое видение красоты. И потому и есть ощущение отсутствия цельности, выстроенности, единости, которая в других городах более сохранена и более выверена.

И, тем не менее, с одной стороны – это пугает, с другой – дает стимул, веру, что ты тоже сможешь после себя что-то оставить, зацепившись зубами, когтями… пустить корни, пробиться через это наслоение слоев, сохранив ту аутентичность, с которой ты приехал и которая для тебя важна.

Все это дало мне возможность проверить себя, доказать себе и близким, несмотря на их надежды, что я вернусь (улыбается), что я смогла зацепиться, прорасти, реализовать себя в творчестве, как мама чудесного сына, которым я горжусь. Как мне сразу сказали: «Москва слезам не верит, следующая станция Москва-коварная». И, тем не менее, я смогла достойно закрепиться, жить и творить в этом городе, не разменяться и передать своим примером, своим творчеством и результатом силу воли своему ребенку. Я такой гранитик (улыбается).

А что отобрала? Отобрала, конечно, ту единость, которая была у меня с родней. Те каникулы, на которые мы всегда съезжались, все те  праздники, которые мы стремились встретить за одним столом и даже в голову не приходило, что может быть иначе! И потом, с моим переездом в Москву, это стало происходить все реже и реже… я была в суете, мне это было уже не так интересно, стало приоритетом другое. Когда  я встретила очередную любовь своей жизни,  у него в семье была та же история, которая была раньше у меня, его бабушка собирала всех вместе… детей, внуков, невесток  и т.д. Я помню, как сильно у меня это отозвалось. Я была такой самостоятельной лошадью, которая все неслась, неслась и тут я спешилась и поняла, вот это-то именно то, что давало необыкновенную силу, красоту, цельность, понимание, любовь и мне этого очень не хватает. Я поняла что такое сила рода и каким оторванным ты себя ощущаешь без этих встреч, этой поддержки. Это меня тяготит, но это цена успеха.

 

А.Г. Представьте, что у Вас есть сутки неограниченного бесплатного доступа в любое место Вашего города. Как Вы проведете эти сутки?

А.Т. В парке, в парке, конечно, в парке (смеется). Я очень любою парки, гуляю в них регулярно много лет и для меня своего рода места силы, лечебные места. У меня тут же меняется картинка, я отрезаюсь от реальности, я обнимаюсь с деревьями, могу валяться в листве или снегу. В лужах, конечно, не валяюсь (смеется) уже… В детстве это было любимое занятие - в беленьких колготах, туфельках померить глубину лужи(смеется). Я прохаживаю эти парки вдоль и поперек. Обожаю ВДНХ, но не активную часть, где много туристов, а ту часть, где Останкинские пруды, ту часть, где они переходят в Ботанический сад Цицина. Даже езжу не в самые фешенебельные района Москвы и смотрю какие парки там, что там происходит, как там ухаживают за прудами, за деревьями. Меня это очень волнует. У меня был период, когда мы с друзьями чистили малые реки Москвы. В Москве все они закатаны под асфальт, пущены в коллекторы и их практически нигде нет. Построены микрорайоны, проложены трассы и люди даже не подозревают, что в Москве около пятисот малых рек! Это артериальная система города и она вся абсолютно похоронена и только кое-где было позволено этим речушкам выбиваться, многие просто засыпано… Моя гордость – это речка Котловка, вот так вот именно выскочившая на поверхность и туда люди свозили весь хлам и мусор, от холодильников до кроватей, чего только не было, настоящая помойка. И мы с друзьями задались целью все это очистить. Но мы понимали, что это временная мера. Надо отдать должное префектуре, они нам очень помогли. Мы собрали все документы и передали в ведомство, которое берет такие объекты на баланс природоохранных мест города и парковой зоны. Благодаря нашим общим усилиям, этому куску земли присвоили статус парковой зоны. Это значит, фонари, лавочки, дорожки, регулярный вывоз мусора и теперь это прекрасная зона, где люди гуляют, отдыхают.

 

А.Г. Что Ваше творчество дает Вашему городу?

А.Т. Я считаю, что красота спасает мир. Еще в детстве мама мне рассказывала, показывала все, что касалось природы и ее красоты, цветочки, насекомые, животные… Вся их красота и симметрия, которая не может не восхищать. Для меня красота – это язык, язык общения. И понять это мне очень помогла моя мама. Мы всегда были в театрах, на выставках, художественная школа, художественный институт, музыкальная школа, параллельно балет. Все, что касается выражения красоты через тело, через кисть, через музыку, фото, живопись, графику…

И я, пропитавшись этим с детства, как могу, транслирую. Прежде всего, через костюмы, эскизы, мои работы, показы, коллекции, клипы, кино, костюмы для артистов, которые я делаю. Больше всего я проработала с Анжеликой Варум – 18 лет с самого начала ее карьеры. Это было и мое становление, как художника и она была всегда моей Музой. И лирика, которая оказалась в моих стихах. Для меня самой это стало неожиданно, когда я начала писать стихи. Но стихи – это скорее драматичная красота. Там много боли, переживаний, эдакая обратная сторона Луны, но, тем не менее – это некая красота драмы, на мой взгляд. В этом есть своя эстетика, как в любой драме.

 

А.Г. Что Ваш город дает Вашему творчеству?

А.Т. (задумалась) Сейчас я почувствую… Город дал мне укорененность, я крепенько себя чувствую и чувствовала всегда. У меня не было подвешенности. На физическом уровне… Наверное, мне встречались хорошие люди. Это не значит, что жизнь меня не била. Было и предательство и «ножи в спину». Кто-то пытался меня проглотить, кто-то выплюнуть, кто-то укусил… И, тем не менее, я встречала крепких людей, которые мне показывали, что устойчивость – это нормально, что можно выстоять.

Я думаю, что Москва для меня – это люди, на которых я могла опереться, облокотиться. Я гордая и сама о помощи не люблю просить. Но, если догадаются, что я еле стою, то тогда я могу позволить себе принять помощь. А сама буду держаться до последнего, гордыня у меня еще та (улыбается).

 

А.Г. Какое Ваше самое любимое место в городе и почему?

А.Т. Дом, конечно, моя квартира (улыбается). Я специально выбрала старый дом, это моя первая квартира, которую я купила в Москве и я до сих пор в ней живу. Это последний этаж четырехэтажного дома, без лифта, с высокими пролетами, с большими подоконниками, под крышей. Сверху никого нет, только голуби, я  все время слышу, как они гулят, как в детстве. И, когда я нашла  деревья, похожие на мои киевские каштаны и это гуление голубей, для меня это оказалось более важным, чем все остальное, хотя, с точки зрения вложения денег, это не совсем коммерчески правильное решение было (улыбается). Зато я знаю, что здесь, у себя я отдыхаю. Мне здесь очень хорошо. Я не люблю в этой квартире принимать гостей, это моя территория. Мне очень неловко перед людьми, но иногда приходится играть в радушие, и я очень стараюсь, чтобы не нарушали мое пространство, то, как я себя здесь чувствую, то, как я здесь отдыхаю. Я не очень  люблю разговаривать дома, у нас нет телевизора. Я считаю, что дома должно быть тихо. Дома должны быть только голоса родных и близких. Это мой оазис, где я могу выстраивать себя, пространство, перезагрузиться, переформатироваться.

 

А.Г. Что Вы пожелаете жителям Вашего города?

А.Т. В моем понимании, самое важное – это достоинство. Я бы разделила это пожелание на две категории. Коренным москвичам – помните о достоинстве, не унижайте приезжих, ибо этим вы унижаете самих себя. И приезжим, которые хотят остаться в Москве – помните о достоинстве, не позволяйте унижать себя, найдите в себе силы, если у вас не получается здесь утвердиться, не злиться на местных, а понять, что это не ваше место и вернуться домой, чтобы не ломать себя. Ведь так много поломанных судеб из-за того, что люди забывают, что такое достоинство. Вокруг столько искушений и они заставляют забывать о достоинстве… Девушек, ребят… Это не проходит бесследно. Человек со сломанным стержнем, рано или поздно опускает руки. Это очень большая обида, которая множит печаль и которая не даст созидания.

Помните о достоинстве и не путайте его с гордыней.

 

Алиса, большое Вам спасибо. Очень трогательная, душевная у нас получилась прогулка и по ВАШЕЙ Москве. И пусть на Вашем пути Вам встречаются только достойные люди. А наших читателей мы приглашаем окунуться в мир красоты Алисы Толкачёвой

 

Анна Гинзбург

(фото Ольги Зиновской)