Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

Дети, подростки, взрослые: Как не стать жертвами друг друга

Дорогой читатель, я сейчас серьезно рискую быть битой – своими коллегами в комментариях, так как собираюсь сказать жутко непопулярную среди психологов вещь:

Дети нуждаются в психологической помощи намного реже, чем принято думать.

 

Это вовсе не значит, что у детей нет проблем. Проблемы у них есть, но, к сожалению, родители чаще всего ведут их к специалисту вовсе не для того, чтобы помочь самому ребенку.

Честно говоря, лично меня вообще сложно уговорить взять ребенка в анализ, так как работа детского аналитика сопряжена с одной очень большой трудностью, которой в работе со взрослыми нет. Как Вы думаете, в чем она заключается?

 

Дело вовсе не в том, что я, как и большинство взрослых, не умею понимать детский язык. Умею – «я ж психолог».  Просто «клиентом» на приеме в таком случае является не сам пациент. Запрос формирует родитель, а работать нужно с другим человеком – с ребенком. Поэтому, когда мама или папа на первой встрече с говорят: «У моего ребенка проблема». Это не совсем правда.

 

Правда же в том, что названная проблема это проблема родителей.

 

Как, например:

•          капризы, истерики;

•          отказ от еды;

•          проблемы с засыпанием;

•          проблемы с туалетом;

•          агрессивное поведение;

•          непослушание, упрямство;

•          раздражительность;

•          отсутствие интереса к учебе, неуспеваемость в школе;

•          компьютерная зависимость;

•          конфликты с другими детьми и взрослыми;

•          неусидчивость, отсутствие внимания;

•          эмоциональная заторможенность.

 

Всё это беды и неприятности глазами родителей. Но это не то, что ухудшает жизнь самого ребенка! Это лишь следствие его истинной проблемы. Дело в том, что любое поведение детей, особенно «плохое», содержит в себе сообщение, которое они не могут выразить словами.

Причина не в том, что они не доверяют родителям. Просто они еще не могут не только сформулировать свои переживания в устной речи, но даже и понять их сами!

 

Пример из практики:

Родителей беспокоит, что их дочь 7 лет делает уроки по 5 часов в день, постоянно отвлекается, не слышит ни просьб, ни требований. А ребенок на самом деле переживает, что в классе с ней не дружат девочки, которые пришли всей компанией, в отличие от нее, из одного детского сада. Она грустит и постоянно думает об этом, не может ни на чем сосредоточиться.

 

Может, взрослые и помогли бы ей, но она не в состоянии объяснить им своей беды. Даже если она и знает в первом классе такие слова как «грусть» и «одиночество», она не может пока понять и дифференцировать эти эмоции в самой себе. Если Вы возразите мне, что прекрасно помните себя в этом возрасте, а также помните те чувства, которые переживали, мне придется Вас разочаровать: это Вам кажется, что Вы помните, причем, кажется через призму своего настоящего зрелого сознания. В реальности же семилетний разум отражает лишь следующее: «Все очень плохо. Меня не любят. Значит, я плохая». Более того, семилетней психике кажется, что это навсегда! Какие уж тут уроки, помощь по дому, внимание и усидчивость?!

 

Проблемы маленького ребенка часто кажутся взрослым незначительными. Ребенок сыт, одет, игрушек полон дом, все развлечения большого города, о которых мы в своем детстве и мечтать не могли, к его услугам. Чего еще желать в его 5, 7, 12 лет?! Однако это «очевидно» лишь нашему взрослому пониманию!

 Дети, подростки и взрослые – это три разных мира, три разные вселенные с точки зрения психологического восприятия этого мира и себя в нем. В 4 года быть отчитанным воспитателем – это настоящее несчастье и унижение, в 7 лет быть отвергнутым одноклассниками – это катастрофа, первая неразделенная влюбленность в 13 лет – это  трагедия. При этом дети неспособны понять «временность» таких переживаний. Префронтальные доли мозга, ответственные, в частности, за возможность представлять изменения в будущем, окончательно формируются лишь к 25 (!) годам.

В тоже время, ребенок чаще всего неспособен описать свои настоящие переживания, кроме как в завуалированной «поведенческой» форме. Поэтому психоаналитик становится, в первую очередь, «переводчиком» с детского языка на взрослый и, соответственно, наоборот.

Поэтому если Вы замечаете, что ребенок подавлен, его ничего не интересует, или, наоборот, перевозбужден, агрессивен – это не повод его ругать или самим впадать в панику. Это причина обратиться к специалисту.

К счастью, чем младше ребенок, тем более эластична его психика. Зачастую достаточно небольшого вмешательства со стороны психолога, чтобы помочь ему разобраться с насущными горестями и предотвратить многие проблемы в будущем.

Самое важное здесь, чтобы родители перестали заниматься своими проблемами, связанными с ребенком (непослушание, плохая учеба и прочее) – все это решается за одну-две консультацию с психологом, ЕСЛИ У РОДИТЕЛЯ НЕТ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЙ ВЫГОДЫ ОТ ТИРАНИИ РЕБЕНКА.

 

Если ваш ребенок уже подросток

 

Подросток для психолога это особый пациент. Его уже не посадишь в песочницу, как ребенка, не проиграешь болезненную ситуацию при помощи кукол. Опять же, его некоторые здравые суждения и вполне «взрослый» внешний вид обманчивы. Мир подростка – особая вселенная, не имеющая ничего общего ни с детской, ни со взрослой. Взрослый в этой вселенной – это всегда Миклухо-Маклай в племени новогвинейских аборигенов. И для того, чтобы не превратиться в морально съеденного ими Кука, нужно знать их язык и уважать их обычаи. Только в этом случае можно наладить конструктивные отношения.

 

Дорогие родители, мы – психологи, прекрасно знаем, что подростки порой способны свести с ума кого угодно. Но, поверьте, дело вовсе не в их испорченности и не в плохом влиянии компании. Их, поведение, как бы тяжело  ни было близким, норма.

 

Для подростка, действительно, нет более важной задачи, нежели свергнуть «диктат» старших.

 

Как пишет известный новозеландский детский психолог Найджел Лета: «Если у вас по соседству живет 13-летний мальчик, который всегда вовремя делает уроки, ложится спать в девять часов вечера, беспрекословно слушается взрослых, помогает по дому, а на досуге читает «хорошую» литературу и постригает газон, так и знайте, лет через 10-15 вы прочтете в газете о том, что он стал серийным маньяком-убийцей».

 

Пубертат стоит рассматривать как  своего рода затяжную «психологическую ветрянку». А детскими болезнями, как известно, лучше переболеть в детстве. Если же вы не замечаете у подростка вообще перепадов настроения, если он всегда послушен, открыт и дружелюбен, это значит лишь то, что проблемы переходного возраста, которых просто-напросто не может не быть, ушли в самые потаённые глубины бессознательного. А значит, «ветрянка» настигнет во взрослом возрасте и, в таком случае, будет протекать куда в более жесткой форме – в форме депрессии, психосоматики и иных неврозов. 

 

Поэтому родителям подростка стоит знать следующее:

 

•          «Ведро гормонов», которое еженощно вливается в кровь подростка и делает его эмоциональное состояние подобным погоде в Лондоне или Петербурге – это еще далеко не все его беды. Так уж устроено природой, что физиологически человек взрослеет лет на 10 быстрее, чем психологически.

 

•          Префронтальная кора мозга, ответственная за оценку последствий принятых решений развивается окончательно только к 25 годам! Поэтому подростки способны осознать здравость решения лишь иногда, но для этого им нужно больше времени. 92 из 100 подростков от 12 до 15 лет на вопрос «Пойдешь ли ты купаться в бассейн с акулами?» ответили: «А чё? Пойду, конечно». Это были вовсе не умственно отсталые дети, а ученики престижного лицея. Поэтому обвинять подростка в отсутствии самосознания – бесполезная трата времени и пустое сотрясание воздуха.  Им нужны простые конструкции и четкие рамки. Им могут не нравится ограничения, но конкретность им нужна. Это должно происходить по принципу «не слишком свободно, но и не слишком тесно».

 

•          Нужно понять и принять, что друзья имеют гораздо больший авторитет, чем родители. Бороться с этим бесполезно – добьетесь только большей отстраненности. Пытаться стать другом собственному 14-летнему сыну – пустая затея. Родитель должен оставаться родителем. Взрослый же, пытающийся выдать себя за «своего парня/ девчонку» выглядит также жалко и нелепо, как непопулярный подросток, пытающийся завоевать расположение популярного. Поэтому подросток должен знать, что в принципиальных вопросах Вы – скала, ваше решение – закон, за неподчинение которому придется нести ответственность. В то же время этих основных правил должно быть немного. 3-5 в самый раз (например: уважительное отношение к людям, приход домой в определенное время, помощь по дому, старательная учеба).

 

•          Подросток – прагматик до мозга костей, если хотите от него что-то, покажите в этом его выгоду. Кстати, делать все в последний момент – это тоже часть его прагматизма.  Поэтому, не нужно бесконечно повторять одно и тоже, если хотите, чтобы он что-то сделал – замотивируйте или сделайте это его проблемой.

 

И, самое важное:

 

Жизнь = варианты.

 

Даже если ваш сын попробовал наркотики, а у вашей 13-летней дочери нашлись в кармане презервативы, помните:  есть родители, которые сейчас вместо этой статьи читают книгу о детской лейкемии.

Вот это настоящее горе! Все остальное, абсолютно все, кроме смерти и неизлечимой болезни, РЕШАЕМО. Варианты есть всегда!

Если Вам и Вашему ребенку сложно разобраться в чем-то самим, просто обратитесь к нам за помощью.

 

С верой в Вас и счастливое будущее Вашего ребенка,

Александра Сергеева