Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

ДМИТРИЙ АСТРАХАН

В гостях у Фила Гинзбурга российский режиссёр театра и кино, актёр, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, обладатель премий «НИКА» и «Золотой Орел», поставивший более 40 спектаклей в различных театрах, снявший множество кинофильмов, среди которых: «Изыди», «Контракт со смертью», «Ты у меня одна», «Все будет хорошо», «Подари мне лунный свет» и мн.др.,  Дмитрий Астрахан.

 

Ф.Г.  Первый вопрос у нас всегда традиционный. Какие места на земном шаре  произвели на вас самые сильные впечатления и куда вы стремитесь попасть в ближайшем будущем?

Д.А. Сильное впечатление в свое время на меня произвел Нью-Йорк. Это был мой первый выезд за границу, причем большой выезд. Этот город поразил меня своим масштабом, размахом - это было первое впечатление. Потом  я узнал, когда все это было построено, а построено было очень давно - это было мое второе сильное впечатление. А затем мне рассказали, как это было все построено - это было мое третье большое впечатление (смеется)! Я узнал, что там метро начали создавать уже в конце XIX века, а закончили в начале XX века.  Рыли тоннели сразу на несколько полос, причем, не имея еще тогда быстрых поездов, но, уже предполагая, что они появятся, развязки и т.д. В этом метрополитене я понял весь размах и масштаб того,  как работает технология планирования работ, сам город, его мощь...

Там огромное количество театров. Заходишь в театр, идет один мюзикл,  спускаешься на лифте на этаж ниже, а там еще трехзальник и там тоже мюзиклы, причем другие.  Такие, знаете, многозальники мюзиклов, как в кинотеатре. Про этот город можно еще долго рассказывать.

Я там был с картиной "Изыди", которую пригласили на 30 фестивалей. Я объехал с ней, по сути, всю Америку, но Нью-Йорк произвел на меня самое яркое впечатление.

Какие еще из городов? Ну, слушайте, очень красивые города Рим и Париж, Лондон но.....

Я сейчас подумал, почему у меня нет такого большого потрясения от Рима или Парижа, как от Нью-Йорка?.. Мне очень понравились эти города, но потрясений не было. Я вырос в Ленинграде и, когда с детства видишь всю эту ленинградскую красоту, ведь действительно, один из самых красивых городов мира, то после этого города все остальные, безусловно, великолепные, европейские города не потрясали меня так сильно, как фундаментальный и мощный Нью-Йорк.

Вообще вы знаете, мир очень красив!!

Что касается архитектуры....Что отличает Париж от Ленинграда?! Красота Парижа, в чем она?! В Париже в определенных местах ты находишься и ловишь себя на ощущении такой, знаете, роскошной, уютной квартиры. Ты идешь по улице, а впечатление такое, как-будто идешь в каком-то в уютнейшем мире такого обставленного, ухоженного. С сильной традицией, когда сотни тысяч людей это создавали, каждый туда что-то вкладывал, следующий что-то добавлял, а последующий человек  сохранял. Своеобразное накопление культурного богатства, красоты и наследия. Нет такого, чтобы каждый ляпал, что хотел. Вроде по богатому и тот, кто делал,  утверждает, что мозаика. А по сути, кинули винегрет на стенку и все. К сожалению, в Москве иногда это присутствует.

Ф.Г. Ну его же купцы богатые закладывали, а не градостроитель (улыбаюсь).

Д.А. Я очень люблю Москву и это тоже очень красивый город, но вдруг вылезает какое-то странное здание... В итоге в этом тоже появляется какая-то эклектическая красота, но она еще не доведена до совершенства. Когда это безумие уже будет полностью окончательным, тогда это будет вероятно совсем "красивым". Еще вляпают пару высоток не понятно какого стиля, не понятно где. Тогда получится какое-то... мама дорогая! (смеется)

Когда вы идете по "Воробьевым горам" и видите эту высотку гробастую, которую "Домстрой" построил. Какую-то огромную, кривую хрень торчащую... Сама по себе, возможно, она имеет архитектурную ценность.

Ф.Г. Впоследствии возможно будут люди, которые обоснуют данный стиль (смеюсь)

Д.А. Да обоснуют! В итоге в сочетании это уже будет потом, но это уже другой метод. Это метод знаете такой. Каждый делал, как хотел.

«Я ее слепила из того что было, а потом, что было, то и полюбила» (смеется).

Ф.Г. Отличный ответ, мне теперь текст два дня расшифровывать (смеюсь) Переходим ко второму вопросу.

Д.А. Подождите, я еще хотел про несколько городов сказать (улыбается). Барселона сильно отличается по архитектуре от европейских городов. Она потрясает своей красотой, но при этом, когда попадаешь в масштабный и монументальный Мадрид с его дворцами... Возможно, это странно, но на меня этот город  произвел даже большее впечатление.

Знаете, я все-таки тяготею к большим городам с размахом и присутствием в них монументализма.

Вот теперь давайте ко второму вопросу (улыбается).

 

Ф.Г. Дмитрий, в детстве вы увлекались классической борьбой, математикой. Затем поступили в Электротехнический институт в Санкт-Петербурге, затем сменили еще несколько вузов. Скажите, пожалуйста, когда пришло осознание того, чем вы хотите заниматься в жизни и были ли люди, которые повлияли на ваш выбор?

Д.А. Естественно! Произошло окончательное понимание где-то в 18 лет, когда я уже учился в Электротехническом вузе. Я случайно попал в самодеятельность, где Владимир Янович Бродянский был руководителем студии. 

Знаете, я вспоминаю, что до этого я не особо хотел заниматься театром, но почему-то в какие-то театральные студии я приходил. Меня манили эти места. Я ходил в одну студию, другую... Потом уходил! Может быть, я не видел за этим всем личности руководителя, который бы все это вел. В нашем деле режиссер - человек который руководит, безусловно, является определяющей фигурой в профессиональном театре, а особенно в самодеятельности. Дальше, как уже говорил, я попал в студию Владимира Яновича Бродянского, прекрасного руководителя. Он во многом определил, конечно, мой выбор. Дело в том, что одна моя знакомая занималась в этой студии, а я просто приходил смотреть на их занятия. Атмосфера на них была потрясающая и мне она нравилась. Были очень интересные разговоры  после того, как ребята отыгрывали свои роли. Они обсуждали  взаимоотношения людей, анализировали мотивацию и поступки своих персонажей. И вот эта знакомая фактически разыграла ситуацию, заявив, что я пришел поступать туда, хотя это было совсем не так. В конце занятия Владимир Янович попросил  почитать. Я почитал…

Дальше я ушел домой и вдруг она (знакомая) звонит мне поздно ночью и говорит:

-Слушай мне звонил наш руководитель и сказал, что если ты хочешь всерьез заниматься, то он тебя приглашает и причем завтра ты уже начнешь репетировать сразу главную роль в спектакле."

И тут я понял, что Владимир Янович -  человек нормальный, человек профессиональный, с хорошим взглядом на мир, сразу оценил мой талант (смеется).

Я естественно туда пришел (смеется). И, знаете, через 2 месяца уже был спектакль. Этот человек сразу понял, что я способен к этому делу.  Он сказал:

- Значит, делай так и так! Ты идешь и играешь главную роль.

Этим самым он меня поставил в жизни на правильные рельсы. Такие наставники, которые видят способности человека, необходимы в любом деле.

Ф.Г. Это очень важно конечно.

Д.А. Это не просто важно, это фактически главное в таком  возрасте, когда ты еще ищешь себя, когда ты не знаешь кто ты и что ты.

Он меня взял, я сыграл главную роль, и он мне сразу сказал:

-Дима, ты прекрасный артист, но не иди на актера. Не поступай на актера! Если будешь поступать в театральный институт иди сразу на факультет режиссуры.

Я спросил:

 -Почему?

Он ответил:

 - Ну, понимаешь потому, что ты уйдешь с актерского курса, ты не доучишься потому, что ты уже знаешь больше, чем многие педагоги, которые будут тебя учить. Ты природно знаешь больше, ты интуитивно знаешь больше, ты будешь учиться там, а они тебе будут говорить какие-то схоластические вещи, которые будут тебе только мешать.

Он был мудрый и умный человек. Я говорю «был» потому, что не понимаю, что с ним сейчас происходит. В последнее время он, к сожалению куда-то пропал. Он работал в студии в университете вместе с Владимиром Викторовичем Петровым, где играли тогда еще молодые Андрей Толубеев, Сергей Лосев. Он поставил прекрасный спектакль "Назначение". Он по разным причинам не работал в профессиональном театре к сожалению, причем по разным принципиальным соображениям. При этом он являлся человеком сугубо порядочным, светлым со своими интересными идеями. Он жил в протестном существовании, ценностям того времени, был диссидентом. Безусловно, он мне дал большой профессиональный толчок. Когда я уже стал сам режиссером, я осознал, насколько он был  великолепным театральным режиссером, который чувствовал артиста и т.д...

Затем он меня отправил к Розе Абрамовне Сироте, которая стала вторым человеком, который определил мой выбор. В тот момент я уже вроде как решился учиться на режиссера, а курс в Институте Культуры был уже набран. Роза Абрамовне Сирота работала с Товстоноговым долгие десятилетия вторым режиссером и еще руководила курсом культуры в "Институте Культуры". У нее был и свой личный спектакль в "БДТ" "Цена", где играли Стржельчик, Юрский и др. Бродянский позвонил ей и порекомендовал меня послушать.  

Я пришел к ней в институт культуры и прочитал монолог.  Прослушав меня, Роза Абрамовна сказала:

-Ты режиссер, ты готовый парень абсолютно! В Институт Культуры ко мне не иди! Не нужен тебе диплом самодеятельного театра! Ты должен идти или к Товстоногову или к Музилю. Поступай к ним через полгода, и они возьмут тебя точно.

Я спросил:

 -Почему вы так уверены?

-Ну вот увидишь они тебя возьмут. Таких, как ты они любят. По тому, как ты читаешь и играешь понятно, что ты режиссер.

Я сказал, что не читал никаких книг и ничего не знаю про режиссуру (смеется).

Она ответила следующее:

-Ну, ты почитай там немного и иди спокойно. Поверь мне, не это все будет основным критерием  при их выборе.

Я все-таки не пошел тогда на режиссуру из за каких-то сомнений, а перевелся в финансово-экономический институт и просто потерял год.

В этот момент в моей жизни появился третий человек, сыгравший решающую роль в моей жизни - Тихомиров Роман Иринархович. Он был  руководителем и оперным режиссером Мариинского театра, знаменитый Тихомиров. (к/ф "Крепостная актриса" и т.д.) С его дочкой, Настей, мы учились в одной самодеятельной студии и собирались у нее дома. Как-то мы сидим у них на кухне, и вдруг Настя мне сообщает:

-Ой, тебя отец зовет.

В нашем спектакле его дочка играла маленькую роль, и ее папа, естественно, пришел, как отец на нее посмотреть (смеется). Я понимаю, Тихомиров не "радовался" тащиться на какой-то самодеятельный спектакль, где я играл главную роль, но был вынужден это сделать. Я помню, как он сидел на последнем ряду. И вот я захожу к нему в комнату, он сидит веселый с друзьями, видимо что-то отмечали, и говорит:

- Дима. Слушай, мне сказали, что ты пошел в финансово-экономический на кибернетику? Что ты дурака валяешь? Почему не поступаешь в театральный?

Я говорю:

-Да я как-то не знаю, мучаюсь в выборе.

Он продолжил:

-Ты режиссер! Ты играл как режиссер!

Он мне все сказал один в один, как и Бродянский с Сиротой! Меня это поразило!

Дальше он сказал:

-Кто набирает в этом году, узнай, Музиль или Товстоногов? Я им позвоню и скажу про тебя. Ты все умеешь! Если что-то там не получится или не они будут набирать придешь ко мне весной на оперную режиссуру. Я тебя возьму к себе, а потом будешь и драматические спектакли ставить. Не важно, что ты закончишь. Ты играешь на музыкальном инструменте?

Я робко ответил:

- Ну, немного и то только потому, что мама заставляла.

Тихомиров выслушал и сказал:

- Ерунда, выучишь сольфеджио, ноты научишься читать.

В результате он позвонил Александру Александровичу Музилю  и я поступал к нему. Поступал я трудно. Актерский экзамен я сдал блестяще, как и говорила Роза Абрамовна Сирота, меня и вправду взяли. Потом я уже валил всю режиссуру, потому что ничего еще не знал. В общем, в итоге все эти люди оказали огромное влияние на мой выбор профессии. Владимир Янович Бродянский, Роза Абрамовна Сирота и Тихомиров Роман Иринархович

Через полгода Настя Тихомирова мне рассказывала (потом она работала гримером долгие годы в Александринском театре), что Музиль позвонил ее отцу и сказал:

- Спасибо за студента!

Мне было очень приятно, что я не подвел Тихомирова и всех кто меня рекомендовал.

Дальше еще была встреча с замечательным человеком Владимиром Александровичем Рубановым, моим близким другом. Он, к сожалению, уже ушел из жизни...

Он был на пятом курсе Ленинградского Государственного Института театра музыки и кинематографии, я на первом. Когда я заканчивал свое обучение, он стал руководителем Свердловского ТЮЗа и позвал меня к себе.

У меня был очень сложный момент в жизни, меня не брали на главного режиссера, несмотря на то, что я окончил курс у Александра Александровича Музиля. Идти ассистентом и вторым режиссером я сам уже не хотел. Было тяжело куда-то воткнуться. Это был 1981 год.

С Владимиром мы дружили еще с института. Он в Ленинграде, будучи очень ярким студентом, поставил дипломный спектакль "Моя любовь Электра" в Александринском театре. И так получилось, что в 1981 году я стал режиссером Свердловского тетра юного зрителя и проработал там до 1987 года.

 

Ф.Г. Одного успешного бизнесмена спросили. В чем секрет вашего успеха. Он ответил, что к любому человеку, встречавшемуся на его пути, он относился, как к наставнику. А в чем секрет вашего успеха?

Д.А. Вы знаете, сложный вопрос, в чем успех...

Ф.Г. Успех понятие эфемерное или за ним стоит огромный и тяжелый труд. Как было у вас?

Д.А. Тут нет какой-то одной модели. Наверное, все сошлось у меня (улыбается). Все как-то шло все и шло, все как-то сразу понеслось у меня. Все, что происходило со мной, было правильно и текло в одном направлении. Люди, которые встречались на моем пути, их помощь, советы, возможности для реализации. Конечно, было много нюансов по этой дороге. Сложно анализировать этот процесс.

Ф.Г. Вы знаете, послушав вас, я понял, что с наставниками  вам повезло!

Д.А. Что значит повезло?! Они же были еще и выбраны, я бы так сказал (смеется).

Ф.Г. Конечно, везло не случайно (улыбаюсь).

Д.А.  Нет, жизнь их дала, но их надо было услышать, понимаете? Надо было понять, что это хорошие наставники!

Ф.Г.  Вы выросли в многодетной семье. Были пятым ребенком. Каким было ваше детство? Самые яркие воспоминания?

Д.А. В целом оно было счастливое. Мне повезло. Я вырос в атмосфере абсолютной доброжелательности. Моя прекрасная семья дала мне тягу к знаниям, к чтению и т.д. У нас часто бывали гости, и в моей семье ценилось стремление к познанию, осмыслению жизни, осознанию прочитанной книги или просмотренного фильма.

Ф.Г. Ваши родители были историками?

Д.А.  Да. Тот круг общения, в который меня погружали они и братья, был кругом интеллигентной петербургской семьи. Я получал некий фильтр знаний. Не читал плохих книг, не смотрел плохих фильмов. Вы знаете, у моих родителей совершенно отсутствовало понятие какой-то  фанаберии, какого-то неуважения к другим людям. В нашей среде это все было неприемлемым, среде, где я рос....Понимаете?

Ф.Г. Да, конечно!

Д.А.  Не знаю, какие еще слова подобрать. Вот то, что  Збруев говорит в фильме "Ты у меня одна" своей жене, что ему неудобно просить место себе в жизни.

Жена (актриса Марина Неелова) же ему отвечает:

-Иди, попроси ты же товарищ этой Ани! (С) - из фильма "Ты у меня одна"

Вот это понятие "неудобно" мне очень понятно. Просто мои родители такие были!

Ф.Г. В моем понимании это и есть интеллигентность, когда "неудобно просить себе место"

Д.А. Наверное, вы правы. Понятие "неудобно" понимаете?!! Вот кому-то удобно себе урвать, ухватить. Удобно!  А вот моим родителям это было неудобно!!

Я своего сына спросил сейчас (в школе там вроде выбирали президента класса) впрочем не важно:

- Ну, сколько у тебя голосов? Ты-то голосовал за себя?

Он сказал:

- Пап, ну мне за себя как-то не честно голосовать. Я не могу этого понять.

Мне было очень приятно, что он так ответил отцу. Я вижу продолжением каких-то вещей для меня. Я не могу сказать, что я ему сильно это все объяснял, но видимо что-то в подсознании все-таки отложилось.

Вы понимаете образ жизни моих родителей... Они прошли войну, отец блокаду прошел, воевал. Они выходцы из белорусских местечек, мама из Гомеля. Они прошли большой путь Рабфак, потом университет.

У меня есть один пример из жизни. Мне было очень неудобно, что я очень долгое время не работал, а родители меня содержали. Я учился, мне было 19 лет, но в душе мучился из-за этого. И вот однажды я устроился работать ночным сторожем.

Как-то прихожу утром домой. Отец мне и говорит:

- А где ты был?

Я парирую:

- Я вот там... работаю....

Он:

- Зачем?

Я:

- Чтобы деньги зарабатывать!

Отец говорит:

- Зачем?!!

Я продолжаю:

- Ну как? Не хватает...

Отец уже настойчиво:

- Но мы же тебе с мамой даем деньги!!

Тогда, конечно, запросы были простые. На походы в кино с друзьями, мороженное мне действительно хватало.

Отец тогда и говорит:

- На кино, мороженное мы же даем тебе деньги. Есть деньги на все это?

- Ну, в общем, да! - отвечаю я.

- Так и не ходи тогда ты на эту работу. Если есть возможность, не работай. Лучше полежи на диване, подумай, помечтай, может что-либо в голову придет дельное! Позже у тебя не будет времени мечтать. У тебя будет время работать и ты должен будешь обеспечивать свою семью.  Слава богу, мы же с мамой можем вас обеспечивать. Это большое счастье, что у тебя есть шанс ничего не делать!

Это не значит, что я ничего не делал. Это значит, что есть время в этом "подростковом безделии", чтобы я смог познать, прочитать, мог спокойно учиться и в нем, в "безделии", могло что-то родиться. Когда ты сидишь и о чем-то размышляешь, открываешь для себя новое в жизни... В этом и есть большое счастье моего детства, что мои родители могли дать мне такую возможность. Не все дети получают это. Кому-то надо вкалывать, чтобы выжить.

Ф.Г. Согласен полностью. Кто-то вообще без родителей...

Д.А.  Абсолютно верно! В этом смысле я благодарен судьбе, что мои родители дали мне такую исключительную возможность самосовершенствоваться и спокойно развиваться. Понимаете, они были заинтересованы в том, чтобы я нашел что-то интересное в этой жизни, был интересен другим людям. Это очень правильные вещи и принципы, которым они следовали.

 

Ф.Г. Скажите мне, как отец шестерых детей, какие моменты в их воспитании  вы считаете наиболее важными?

Д.А.  Для меня на самом деле немного таких моментов.

Первое - они должны очень  уважительно относится к старшим!! Уважительно, абсолютно!! Никакого хамства относительно мамы или меня, да и просто взрослых людей они не могут себе позволить.

Второе - они должны быть очень дружелюбны друг к другу, максимально!! Они должны для своего брата или сестры делать все возможное, всегда быть открытыми и готовыми помогать друг другу.

Вот это главные принципы!!

Хорошо бы было, чтобы они еще и неплохо учились, но за это я не могу их ругать. Я не могу ругать за двойку! Я могу ругать только за хамство. Я не могу ругать за плохую оценку! Я могу сожалеть, что они мало читают. Я могу подсовывать ему книги....

Наибольшие возмущение у меня вызывает тот момент, когда они неуважительно относятся к старшим в любом виде. Да и  друг к другу.

 

Ф.Г. В детстве вы занимались классической борьбой. У нас несколько блиц-вопросов по спортивной тематике.

Расскажите поподробнее о ваших спортивных увлечениях?

Какое место спорт занимает в вашей жизни сейчас?

Кто из профессиональных  спортсменов вам интересен как личность?

Д.А. Ох. Вы знаете. Спорт в моей жизни сегодняшней занимает очень маленькое место к сожалению. Я пытаюсь.

Ф.Г. Времени не хватает?

Д.А.  Нет... Просто лень... (улыбается)

Вы знаете, я вам зачитаю сейчас текст, который написал мой сын в своем дневнике: "Надоело заниматься на скрипке! Учитель меня ругает! Говорит, что я глупый! Может быть, отчасти он и прав, но, что касается скрипки, то я скорее не глупый, а ленивый, а это совсем не одно и то же».

Ф.Г. Красавец какой! (смеюсь)

Д.А. Не глупый, а ленивый! (смеется)

Вот поэтому говорить, что мне не хватает, времени будет не справедливым. Скорее я ленюсь - это будет честнее!! (смеется)

Что касается личностей. Вы знаете, любой спортсмен, достигающий больших высот, мне любопытен с точки зрения того,  как это происходило. Это всегда интересно, как человек достиг таких потрясающих и выдающихся результатов. Поэтому, когда у меня есть возможность изучить биографию, я делаю это с интересом. 

Вот мой отец, например, когда к нему приходили сдавать экзамены студенты (это мне потом уже это говорили те, кто у него учился), имеющие значок мастера спорта или кандидата в мастера спорта, уже три бала у него получали автоматически. Дело в том, что мой брат серьезно занимался гимнастикой, я классической борьбой и папа всегда с большим уважением относился к спортсменам, поддерживал их потому, что знал какой это тяжелый труд.

Что касается увлечений, я с удовольствием катаюсь с детьми на лыжах, горные лыжи мне понравились.

Ф.Г.  Мне очень интересно, почему именно классической борьбой вы занимались в детские и юношеские годы? Большинство детей и родителей ведь предпочитали более популярные в стране виды спорта в то время. Футбол, хоккей с шайбой, баскетбол, волейбол и т.д.

Д.А.  Это был случай. Я попал к очень хорошему тренеру Борису Васильевичу Дорофееву. Если говорить о наставниках, то он тоже был потрясающим человеком и профессионалом своего дела, умеющего создать великолепную атмосферу внутри коллектива. Я знаю, что до сих пор Бориса Васильевича поддерживают его многочисленные ученики. Во многом из-за него, атмосферы и общего настроя я там прозанимался 8 лет, даже входил в юношескую сборную Ленинграда и получал уже зарплату, как профессиональный спортсмен Вспоминаю, что это были очень серьезные тренировки. В дальнейшем у меня в жизни появились другие приоритеты, а самое главное я осознал, что не стану Чемпионом Мира, не так одарен в этом плане и не так целеустремлен как другие ребята и не готов переходить на взрослый уровень, где требуется колоссальная самоотдача, сбросы веса, изнурительные тренировки и т.д.

 

Ф.Г. Один знакомый мне человек сказал, что счастье это когда утром ты идешь на любимую работу, а вечером тебя ждет любимый человек. А какова квинтэссенция счастья от Дмитрия Астрахана?

Д.А. Счастье - это когда ты реализовываешься, хотя в этом вопросе уже и есть ответ. Я согласен с этим. Да, утром идешь на любимую работу, а вечером тебя ждет любимый человек.

 

Дмитрий, спасибо большое за познавательную и воистину мудрую беседу. От всей души желаю Вам еще долгого творческого пути и заслуженной гордости за своих детей.

Фил Гинзбург