Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

 

МЕТРОПОЛИС или КАК ПРОШЛОЕ ОПЕРЕЖАЕТ НАС

Если, по меткому выражению З. Фрейда, человек - это бог на протезах, то кто же тогда бог?
Поговорим сегодня о «трудном кино». Решила я наверстать упущенное и посмотреть фильм «Метрополис» Фрица Ланге. Умопомрачительно! Но это фильм 1926 года. Вот небольшое описание фильма с сайта kinopoisk: «Метрополис — город будущего, разделен на две части. Под землей находятся жилища рабочих, над ними цеха с машинами. В верхнем городе расположены офисы, богатые кварталы и сады развлечений. Вся власть в городе принадлежит магнату Иогану Фендерсону.
Его сын — Фредер догадывается о несправедливости, царящей в метрополисе. Спустившись в машинную зону, Фредер приходит в ужас: он видит страшного Молоха, пожирающего людей. Не в силах смириться с увиденным, он начинает борьбу со злом.» Какое уплощение сюжета...Обратимся к жанру: социальная антиутопия.
А ведь почти 100 лет прошло с момента создания фильма! Кто бы мог подумать, ведь так недавно был золотой век, серебряный век в искусстве. Ну, были машины, в конце-концов, мотоциклы даже уже изобрели! Прогремели революции, позади не локальный страновой конфликт, а целая мировая война, в настоящем - преддверие экономических кризисов, впереди - страшная трагедия второй мировой войны. Сюжеты о добродетели, о любви и понимании приобретают важнейшее звучание! Голова и руки тянутся друг к другу, но им нужен посредник - сердце. Это сюжетное напутствие героям фильма.
Все происходит на фоне царства машин.
 

Олеся Дубровских. МЕТРОПОЛИС или КАК ПРОШЛОЕ ОПЕРЕЖАЕТ НАС
Машины настоящего еще не одушевлены, они пока еще не выполняют множество функций человека, заменяя человека. Пока еще человек - раб машины только потому, что машину нужно обслуживать, а это тяжелейший труд.
Кому служит машина? Сладострастной верхушке, которая живет Там, высоко? Это очевидно. Но также и изможденным работягам, иначе разрушенная машина утащит за собой всех, и низ, и верх. Из 2018 очень интересно наблюдать за героями. Фредер, главный герой, посредник, ключевая фигура, надежда! Но он такой потрясающе милый! В гольфиках с завязочками, штанишках-панталончиках с высокой талией (?), с чистейшей рубашкой и отсутствием непостановочной жизни (в самом начале знакомства). Родители оберегают детей, даже если детям весьма далеко за... -дцать. Что мы видим сейчас? Ну, неужели не то же самое? Сейчас ребенок, идя в первый класс, может еще подгузники поддевать, дай то высшим силам, к 30 годочкам мамка пивасик разрешит глотнуть под присмотром, а уж жену привести! Да не дай то все!
Но наш Фредер через наивность и удивление испаряет всю детскость, проявляя огромнейшую человечность и доброту.
Мария, та, которая настоящая Мария.
Удивительный персонаж! Я была крайне удивлена, что в эру самого дикого феминизма, когда женщинам стало можно почти все, да и даже избирательное право предоставили, Мария остается женственной фигурой, сияющей простотой, справедливостью и добротой. Она не подговаривает восстать, она призывает взращивать надежду на то, что придет посредник. Она не дает веру, она только рассказывает древние предания, как мы знаем, библейского характера. К ней проникаешься симпатией, хотя, честно признаюсь, я думала, что буду плеваться.
Очень интересно, что Мария является зеркальным двойником для нескольких персонажей: человека-машины, богоматери (хотя именно этот персонаж отсутствует в фильме, но он безусловно наличествует в своих добродетелях). Человек-машина, существо искусственное, созданное злобным гением, но имеющее лицо не желаемого воспоминания-объекта любви создателя машины, а лицо Марии. Взрывная сексуальность, от которой у человекомассы богачей текут слюни и слезятся глаза, ведет этих обезумевших в пропасть. Кто из них больше человек? Машина? У нее нет своей воли, ей командует другой человек, изобретатель. Единица человекомассы богачей? У этой единицы также нет своей массы, поскольку ей командует другой человек.
Человек-машина - посредник между толпой безумцев и обезумевшего изобретателя.
В фильме персонажи больше являются функциями, которые служат единому организму: городу Метрополис.
Мне было жутко смотреть этот фильм. Жуткое это выражалось в том, что возможно провести весьма ясную параллель с современным миром и его бездушием. В 1926 году этот фильм мог казаться фантастикой и отстоять далеко от насущных проблем. А сейчас изображаемое не такая уж и фантастика! Посмотрите на современные города, Сингапур, Дубай, Шанхай... Там же внизу уже нет света... Может быть, есть еще слои, которые ниже нижнего? Даже и неудивительно. Фантазия создателей фильма слишком близка к тому, что происходит в реальности сейчас. И это пугает. Нет, это совершенно не предсказание, это логическое развитие имевшегося в то время зародыша мысли о будущем через вечную тему человечности. Каков же человек? Агрессивен или же добр по своему рождению?
Ответить на этот вопрос мы можем лишь, фантазируя с опорой на собственную воображаемую норму.


Олеся Дубровских