Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

 

О козлах отпущения или От «Кто виноват?» к «Что делать?»

Расскажу я для начала о том, как меня перестали приглашать на телевидение. И, надо сказать, совершенно правильно перестали, потому что… Нет, если бы я, конечно, вела свою собственную передачу и говорила бы о том, о чем хочется, чего греха таить, я бы опечалилась сим фактом. Но все было иначе.


Когда я жила в Екатеринбурге, мой кабинет располагался в одном здании со студией некого местного канала. Поэтому, чтобы далеко не ходить, этот самый канал, когда нужно было порястягивать эфир, приглашал меня комментировать какие-нибудь события в качестве эксперта-психолога, который по счастливому стечению обстоятельств, может сколь угодно говорить о чем угодно. Однако телевидение на то и телевидение, там требуются, как мы все понимаем, «скандалы-интриги-расследования», я же старалась быть «честным психологом» и пыталась сеять разумное (ну не дал бог то ли ума, то ли нарциссической жажды популярности). Мне несколько раз намекнули, что говорю я «как-то неостро», а после одного случая приглашать и вовсе перестали.


История, которую я должна была «остро» откомментировать, была трагической. В одном из поселков недалеко от Екатеринбурга скончалась от инсульта десятилетняя девочка. Любой врач скажет, что такое может произойти в десятилетнем возрасте в одном случае: у девочки была врожденная аневризма. К несчастью, жизнь жестока – больные люди рождаются, и подстраховаться здесь невозможно. Ну немыслимо делать каждому ребенку профилактическое сканирование мозга! Да и других заболеваний в мире предостаточно. Спорить же с богами о том, что дети не должны болеть и умирать – занятие бесполезное.


Однако просто на несчастье хайпа не поднять. Новостным каналам интересно другое: найти виновного, раскачать возмущение в массах, выискать какую-нибудь несправедливость, жестокость, насилие, нарушение прав. Так и в этом случае нашли козла отпущения: им стала учительница, которая, вроде как, незаслуженно поставила этой девочке «тройку», поэтому ребенок, якобы, так расстроился, что произошел инсульт.


Когда я попыталась в эфире сделать хоть что-то, чтобы спасти учительницу от линчевания в родном поселке, объясняя, что аневризма могла лопнуть и от большой радости, и при занятиях спортом, и при первом поцелуе, до которого, увы, ребенок не дожил… И это горе, да. И девочка ничем не заслужила такой судьбы, просто… так случается, вспомним библейского праведника Иова, которому Яхве всеми способами доказывал, что он не обязан быть всеблагим и милостивым просто потому, что некоторые люди хороши.


Это и был мой последний эфир на этом канале. Учительница, которую обвиняли в смерти девочки (ну надо же народу найти виновного!), насколько я знаю, сумела уволиться из школы посреди учебного года и уехать из этих мест подальше. Но повыбивать окна в ее доме односельчане все-таки успели.

Алекнсандра Сергеева. О козлах отпущения или От «Кто виноват?» к «Что делать?»
Выражение «козел отпущения» восходит к реальной традиции. В Иудее это несчастное животное служило объектом очень своеобразного жертвоприношения: для очистительного ритуала выбирали двух козлов, одного резали в жертву богу, второго изгоняли в пустыню на мучительную смерть, «возложив на него грехи всего народа». Удобно, правда? Нашли виновного, и жить как-то сразу легче и спокойней стало, и снова грешить можно, и снова никакой личной ответственности. Знакомо до боли, не так ли? Какая там древняя Иудея! Это наша с вами реальность.


Агрессия – естественная фаза переживания горя, поиск виноватого – естественный защитный механизм. Когда есть «виноватый», во-первых, собственная вина, ответственность, «плохость» проецируется на другого. Плохо живу? Мало зарабатываю? Так это не потому, что водку пью или смотрю сериалы и в компьютерные игры играю, вместо того, чтоб учиться; не потому, что лентяй и ничего толком делать не умею, кроме как баранку крутить/ бумажки в офисе перекладывать, а потому что олигархи всю страну разворовали. Путин виноват! Из-за него водку пью! Или, если я не пью, и вообще интеллигент, но живу все равно в нищете, так это мама с папой нанесли мне психологическую травму…
Во-вторых, поиски козла отпущения помогают пережить страх и беспомощность. Это как раз касается таких ситуаций, как вышеописанная – с несчастным погибшим ребенком. Это о врожденных заболеваниях, несчастных случаях, катастрофах и прочее. Здесь поиск виноватого помогает психологически справиться с тем, чего предотвратить нельзя, дает иллюзию возможности контроля над неконтролируемым. Ведь проще верить, что зло – это всегда сбой в системе, это ОШИБКА, а вообще, по-правильному, жизнь должна приносить сплошной «позитифф».


Даже если гибель людей произвел цунами, хочется найти того, кто недоглядел, недоработал, разгневал богов. Связать его и бросить в пустыню! Тогда появляется иллюзия, что что меры по предотвращению подобного предприняты, боги умилостивлены. Однако, катастрофы, стихийные бедствия, неизлечимые заболевания были, есть и будут. В жизни есть боль, и есть то, что выходит за рамки нашего простого человеческого понимания справедливости. Нам остается здесь лишь по-честному скорбеть, проживать горе, желательно, не пытаясь повесить на кого-то вину. А еще – жить и радоваться, пока эта жизнь есть! Не устраивать жестокую расправу над собственными детьми за «тройки», потому что вашему ребенку поставили всего лишь не очень хорошую оценку, в то время как какому-нибудь другому ребенку – диагноз лейкемия. А еще прощать «тройки» и даже твердые «неуды» самим себе, потому что пока есть жизнь, любую «двойку» можно исправить… или вообще забыть о ней и жить спокойно дальше.


А еще, давайте признаемся, катастрофы, неизлечимые смертельные болезни, стихийные бедствия – явления все же редкие. В большинстве случаев мы можем неприятности предотвратить. Однако на вопрос «Кто виноват?» почему-то намного приятнее отвечать, нежели озаботиться тем, «Что делать?»


Два этих вопроса, поставленных в заглавиях к романам русскими классиками, часто в цитатах ставятся рядом. Однако психологически, да и в реальности между этими вопросами – пропасть.


«Кто виноват?» – характеризует исключительно детско-родительский модус бытия. В русской же ментальности это, увы, излюбленная тема. Бердяев пишет: «В типически русской душе есть много простоты, прямоты и бесхитренности ‹…› Это душа – легко опускающаяся и грешащая, кающаяся и до болезненности сознающая свое ничтожество перед лицом Божьим ‹…› Ждет русский человек, что сам Бог организует его душу и устроит его жизнь…» Да, мы отчего-то уверены, что боги нам задолжали, а устаивать нашу жизнь должно государство, правительство, лично Путин.


Невозможно в этом контексте не сказать о недавней трагедии в Кемерово. Меня поразило то, как люди – «оппозиционеры» всех мастей, недовольные собственной жизнью любители позлословить, грелись в пожаре этой трагедии, обвиняя всех и вся. С какой желчью и так называемым «негативным удовольствием» использовали они людское горе, чтобы выместить свою злобу, протолкнуть свое очередное «экспертное» мнение!


Да, понятно то, что в случившемся виновны жадные и нерадивые люди, те, кто брал у них взятки и закрывал глаза на недоработки, законы, позволяющие эти взятки брать. Только в равной степени виновны и те, кто эти взятки давал. И это вовсе не одни только коммерсанты из «Зимней вишни». Это каждый из нас, кто хоть раз давал «на лапу» гаишнику, чиновнику любого ранга, тем самым давая отмашку: «Можно! Давай! Я не против! Разрешаем и дальше!» Мы обличаем высокопоставленных «жуликов и воров», в то же время делаем ровно то же самое. Давайте честно, 90% предпринимателей – от ИП-шника до владельца «заводов-газет-пароходов», скрывают налоги, оправдывая себя всевозможными способами, самый популярный из которых: «Не мы такие, жизнь такая». А многие из нас помнят из школьного курса ОБЖ, что делать при пожаре? Нет, мы надеемся на авось или что наконец будет у нас новое правительство, вот тогда и заживем, как в стихотворении Некрасова: «Вот приедет барин…»


Вопрос «Что делать» – менее популярен, он заставляет принять взрослую позицию, взять ответственность. Да, в жизни случаются катастрофы, и вовсе не только в России, сколь долго и с каким бы мазохистическим удовольсьвием не скандировали злопыхатели: «У нас всё так!». Беды случаются везде. И японцы – самая трудолюбивая и усердная нация, у которых чувство долга, ответственность и принесение личных интересов общей цели – в крови (как у нас – любовь к страданию), не смогли учесть природные катаклизмы и предотвратить аварию на Фукусиме. А так же в 1977 году при пожаре в гостинице «Россия» именно часть японской делегации сумела выжить несмотря на то, что они находились на верхних этажах, просто потому, что они знали, они были осведомлены, что делать в таких ситуациях: намочили одеяла, прикрыли рты мокрой тканью, открыли окна, не стали паниковать, никуда не побежали, а вывесили простыню за окно и стали ждать помощи.


Я не призываю нас – русских, стать, как японцы. У нас не получится, да и не надо. Давайте лучше станем взрослыми русскими – с ответственностью за свою жизнь, свою страну, свое настоящее и будущее.

Впрочем, ждать «приезда барина», наступления полной и окончательной всеобщей справедливости с приходом новой власти/ эры/ смене господствующего знака в Зодиаке, или самим строить свою жизнь, стараться обезопасить себя и своих близких – личное дело каждого. Я же напоследок повторю фразу, которую говорю часто: пока есть жизнь, есть варианты – это, что касается катастроф. А в остальном – на бога (правительство, расположение звезд) надейся, а сам не плошай.


С верой в Вас и Ваше наилучшее настоящее,
Александра Сергеева