Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

 

ОТНОШЕНИЕ К УДОВОЛЬСТВИЮ, КАК КРИТЕРИЙ ЗРЕЛОСТИ

Дело было так. Пару месяцев назад нам с моей коллегой Катериной понадобилась совместная фотосессия для одного проекта. Проект низкобюджетный, поэтому студию мы сняли хорошую, а пофотографировать Катя взяла своего приятеля «за кофе и обед», ибо «парень все равно без дела сидит». Назовем его для удобства повествования Ваней.
Едем мы в студию на Катином авто и активно обсуждаем суть проекта, то есть, лечение панических атак, а Ваня слушает. У дверей лифта оказывается, что Ваня воспользоваться оным не может, как и многими другими благами цивилизации (метро, самолет, общепит и проч.), так как сам страдает от приступов паники.
Во время фотосессии, между шутками и разговорами «о погоде», Ваня как бы, между прочим, интересуется, как проходит терапия, сколько приблизительно занимает времени, какова стоимость. Мы озвучиваем вполне себе средний ценник для Питера, говорим, что сделаем скидку по знакомству, а за хорошие фото тем паче. «Не, чёт дорого. Да и вдруг у вас секта какая-то», – бурчит Ваня и меняет тему к нашему вящему удовольствию, ибо игра в фотомодели занятие забавное, и говорить в это время о работе никакого желания нет. А то, что не привыкли люди за здоровье платить, тем более психологическое, для нас не новость, и причинять добро у нас намерений нет.
Была бы это самая обыкновенная история, никак не заслуживающая упоминания в статье, если бы не столь резкий и рельефный поворот разговора на обратном пути. Ваня всерьез начал расспрашивать мою подругу, за сколько можно купить такую же машину, как у нее. Точь-в-точь, как в рекламе: «Я хочу такой же шампунь, как у нее!» (и все мои проблемы тут же исчезнут вместе с перхотью). Машина у Кати хорошая, не из дешевых, досталась ей при разводе, самой подруге - психологу с не столь давней практикой, купить такую было бы крайне проблематично. Узнав приблизительную стоимость, Ваня поохал, поохал, но сказал, что, если сумеет удачно перекредитоваться, вполне потянет, а также несколько раз повторил, что вскоре «займется этим вопросом вплотную».
И ведь займется! Даже мне, воробью стреляному, промолчать далось с трудом, а Катя вообще герой, что смогла держаться правила «не помогай, не объясняй, пока тебя не попросили».
«Ваня, ты боишься попасть в секту? Так ты давно в ней, во всемирной, самой многочисленной секте потребл@дства. И даже если ты купишь Бентли, качество твоей жизни с ежедневным страхом смерти и сумасшествия останется все таким же дерьмовым. Даже если ты купишь яхту и вертолет, твой персональный ад никуда не денется», – проносится в наших головах примерно следующий текст. Но молчим, ибо объяснять бесполезно. Пройдет еще лет десять-пятнадцать, то есть ровно вся Ванина молодость, прежде чем он догадается, что качество его жизни, способность получать от нее удовольствие ну никак не зависит от размера и количества конфет и новых игрушек.

АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВА. ОТНОШЕНИЕ К УДОВОЛЬСТВИЮ, КАК КРИТЕРИЙ ЗРЕЛОСТИ

В качестве одного из необходимых критериев психологического здоровья, иначе – зрелости, Альберт Эллис выделил такой пункт, как коряво переведенное на русский, но уже устоявшееся выражение, «отсроченный гедонизм». В переводе на человеческий язык – это умение потерпеть, отложить получение вкусняшки, приспичившей игрушки, будь то залипание за «Танки», сериал, новая машина, последний Айфон, новейшее средство для устранения морщин и проч. Подчеркнем, важна необходимость уметь не отказаться, а именно отложить сиюминутное удовольствие ради приобретения более стабильного и качественного блага.
Невротика, личность незрелую, инфантильную повергает в состояние тоски и беспомощности невозможность прямо сейчас получить желаемое. Для него, как для ребенка, нет понятий «позже», «потом», «при более подходящих обстоятельствах». Для него «не сейчас» равняется «никогда», «совсем». Поэтому если невозможно немедленно получить удовольствие, его обуревает уныние, тлен, безнадега, мысли на тему «жизнь – боль». Именно поэтому невротики не способны выдержать диету, отложить деньги на отпуск, накопить взнос на собственное жилье. Банки обязаны своим процветанием потребительским кредитам, которые большие дети берут в огромных количествах на «приспичившую конфетку».

Однако есть и другая сторона медали. Не менее удручающий вариант, это внутренний садистический взрослый, который «конфет и игрушек» не дает вообще. Эдакая Мачеха Золушки, которая даже за возможность посмотреть на бал из окна требует «вымыть окна, выбелить кухню, выполоть грядки, посадить под окном семь розовых кустов, намолоть кофе на семь недель и познать самое себя». Эти люди в собственных глазах всегда либо «недо-», либо «слишком». Отсюда трудоголизм, одержимость фитнесом, ЗОЖ, косметическими процедурами. Это так же вечные студенты, постоянные посетители всевозможных тренингов от «ведических женщин» до «стервологии», от «успешного успеха» до «радикального прощения всех за все». Надо ли говорить, что пока они пытаются «заслужить пойти на бал», пишут черновики собственной жизни, жизнь настоящая проходит стороной.

Зрелые люди гедонистичны по-взрослому. Они, как и положено эволюцией и инстинктами, стремятся к удовольствию и избегают неудовольствия. Но они здраво оценивают масштабы будущих потерь, вызванных сиюминутной прихотью, будь то гамбургер в полночь, случайный незащищенный секс, сумка, купленная на последние деньги за три недели до зарплаты. Они так же, как и невротики, предаются лени и прокрастинируют. Хотя, нет, не так же. Во-первых, они не съедают себя поедом, если что-то не успели, ибо понимают, что они всего лишь люди, и ничто человеческое им не чуждо, в том числе и спады настроения время от времени, потребность понежить, побаловать себя, в том числе и пироженкой, и сериалом. И, так как они, понимая свою человечность (что само по себе подразумевает несовершенство), принимают эти состояния, честно проживают их без посыпания головы пеплом и самоистязаний, легко из них и выходят.
Речь идет о некой золотой середине, придерживаться которой в наш век с культом потребления все больших и все более легкодоступных удовольствий, очень сложно. Навернула вечерком полторта, ведерко эндорфинов в кровь закинула, и уже как-то не особенно удручает факт неудовлетворенности личной жизнью. Выиграл сражение в «Танках», и отсутствие реальных побед и достижений в реальной жизни уже не так волнует.
Здесь встает закономерный вопрос: а так ли уж это плохо? Чего дурного в том, что женщина переживет романтические чувства, отождествляя себя с героиней любовного сериала, раз таковых нет в реальной жизни? Какой вред в том, что мужчина, играя в «стрелялку», почувствует себя героем, победителем, воином? Однозначного ответа здесь нет. С одной стороны, такая стратегия психики, как «отыгрывание» - нормальный адаптационный маневр, игра «как будто бы на самом деле» есть защитный психический механизм, который помогает человеку не впасть в депрессию, не отчаяться, пускай опосредованно, но все же получить эндорфины/ адреналин. С другой стороны, постоянное использование симулякров и допингов слишком дорого обходится. Причем, как и в любой секте, истинная стоимость адептам не сообщается. Нет ничего плохого в пирожном, сериале, компьютерной игре, бокале вина, новом платье… пока ты не подсел, пока это всего лишь одно из, а не единственное, приносящее радость событие. Разница между здоровым человеком и алкоголиком очень проста: здоровый человек может выпить, чтобы стало хорошо, пьянчужка пьет для того, чтобы не было мучительно плохо.
И еще, как организму, так и психике просто необходимо для здорового функционирования время от времени испытывать дефицит/ голод. Помните, у Шекспира: «Так сладок мед, что он уже и гадок, избыток вкуса отбивает вкус». В частности, именно поэтому во многих религиозных традициях существует практика поста – временной аскезы. Здесь, в том числе, есть и простая, прагматическая подоплека: пирожное, съедаемое раз в неделю вкуснее десятого за вечер тысячекратно, секс после вынужденного расставания (например, кто-то из супругов в командировку уезжал) страстен, как в первый месяц знакомства, сон самый сладкий, когда ты действительно устал, поработав хорошенько и умственно, и физически…

АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВА. ОТНОШЕНИЕ К УДОВОЛЬСТВИЮ, КАК КРИТЕРИЙ ЗРЕЛОСТИ
И, напоследок, зрелый человек, я думаю, вовсе не может быть сибаритом-сластеной, обжорой в прямом и переносном смысле. Вместо необузданного гедонизма, потребительской жадности – «хочу всего-всего и побольше, того же, что у них, только круче», он «исповедует» утонченное эпикурейство. Ему не нужно «много», «всё», «самое-самое» – он обладает для этого слишком изысканным вкусом. Вкусом своим собственным, на который не может повлиять реклама, общественное мнение или социальный статус. Поэтому он вполне может себе позволить (а это дорогого стоит!) предпочесть устрицам селедку с луком или поездку на метро вместо авто с личным водителем. Зрелый человек знает себя, свои потребности, желания и ограничения, он отлично осведомлен и о том, что может предложить ему мир, и не ожидает от него больше его возможностей.
В качестве постскриптума к этой статье я процитирую фразу Алистера Кроули: «Утончайте свое наслаждение». Позволить себе иметь свой собственный изысканный вкус (в еде, одежде, сексе, времяпрепровождении и проч.), основанный не на моде, не на общественном мнении, может лишь настоящий аристократ духа. Я, признаюсь честно, не могу всецело отнести себя к таковым, но стремлюсь, иду, стараюсь, искренне прощая себе минуты слабости.
А начать формировать собственный, утонченный, индивидуальный вкус, который только и наполнит жизнь истинным наслаждением, помогут простые вопросы:
Зачем я делаю (ем, пью, смотрю, читаю) то, что я сейчас делаю (ем, …)?
Это действительно то, что я сейчас хочу или то, что приведет меня к еще большему удовольствию (радости, восторгу, удовлетворению амбиций…)?


С верой в вас и ваше наилучшее настоящее,
Александра Сергеева