Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

 

ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ, А ТАКЖЕ ПОЧЕМУ ЕГЭ СОПУТСТВУЕТ НЕВРОЗУ

Начну, пожалуй, с простой житейской истории. Есть у меня подруга, назовем ее Матильда, ибо сдавать реального человека нехорошо, даже несмотря на то, что разрешение описать нижеизложенное мной честно получено.
Итак, встретились мы как-то с Матильдой, чтобы попить кофе и поболтать о своем, о девичьем, ну и слопать что-нибудь вкусненькое. Стоим мы в аккурат между пиццерией и пирожковой. ЗОЖ и «я худею» на сегодня, само собой, отменяется. А хороша и пицца, и пирожки великолепны – нужно выбирать. Будучи чуть более сытой и менее прихотливой, я предлагаю сделать выбор подруге. В течении пятнадцати минут она перечисляет «плюсы» и «минусы» двух видов мучных изделий, гуглит калорийность, цены, рассуждает об архитектуре, интерьерах и видах из окон обоих заведений, пытаясь найти правильное решение. Бесполезно, пицца и пироги набирают в любом соревновании равное количество очков.
Проходит еще минут десять, она смотрит в Интернете состав теста в пирожках и пицце – разница невелика! Уговаривает меня саму принять решение, ссылаясь на то, что она, дескать, Весы. Мотя (взрослая женщина, крутейший дизайнер интерьеров) стоит между двух общепитов с таким выражением лица, будто она у школьной доски и, если даст неправильный ответ, ее оставят на второй год. В конце концов я сдаюсь – и подругу жалко, и на кофе с вкусняшками остается все меньше времени. «Кидай монетку», – со смирением говорю я. Мотя снова надолго уходит в глубокое раздумье, после чего изрекает: «А что будет орлом, что решкой? Как правильно?» Занавес…

АЛЕКСАЕДРА СЕРГЕЕВА. ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ, А ТАКЖЕ ПОЧЕМУ ЕГЭ СОПУТСТВУЕТ НЕВРОЗУ


Над этой историей можно было бы просто посмеяться, если бы на самом деле она не касалась столь многих из нас. Наличие выбора – само по себе всегда стресс для психики (вспомните, сколько бессонных ночей вы провели за мыслями о том, начать ли собственное дело или работать по найму, расстаться с МЧ или смириться с «синицей в руке», написать ли ВК первой школьной любви или не пытаться «в одну реку дважды» т.д.). И это в общем-то нормально! Но у невротика (в стотысячный раз повторю, что это не диагноз и не обзывательство, невротические зоны есть у всех) проблема выбора усугубляется наличием великой иллюзии, отравляющей жизнь:
Для всего на свете есть одно-единственное правильное решение.
  Сколько проектов, планов, возможностей сгубила это ложное убеждение, скольким мечтам подрезало крылья, сколько драгоценного времени жизни отправило в небытие! Этот «баг» вселяется в наши головы в школе. К сожалению, никто не объясняет детям, что математика, где А либо равно, либо не равно В, и реальная жизнь – это абсолютно разные вещи, и школьные стратегии абсолютно неприменимы к отношениям между людьми, да и вообще к реальности. А если добавить к школе еще и строгих родителей с параноидальным характером – тревожное расстройство разной степени тяжести деткам обеспечено.
Мама Матильды – как раз школьный учитель, более того, завуч ее собственной школы, и (О, боги!) в течении шести лет ее собственный классный руководитель. Поэтому любой неправильный ответ, помарка моей подруги, неидеальное поведение, малейшая небрежность – это не просто «ошибка», это пятно позора. Школа давно закончена, но Мотя до сих пор в каждом моменте выбора чувствует недремлющее око мамы-завуча: «Ответишь правильно или снова опозоришь меня?»
Вы, наверное, слышали о том, что неврозы (панические атаки, депрессии, тревожно-фобические расстройства и прочее) названы болезнью XXI века? И это абсолютная правда! Мы – психологи, и предположить не могли еще десять лет назад, что страдать от панических атак могут пятнадцатилетние подростки. Сейчас это массовое явление! И я уверена, что, по меньшей мере отчасти, в этом виноват ЕГЭ. Первыми тестовый формат экзамена в школах ввели в США. И не для кого не секрет, что уже несколько поколений американцев плотно сидят на Прозаке, принимают антидепрессанты и анксиолитики, как витамины. Ведь что такое ЕГЭ? Для его успешной сдачи не нужно ни думать, ни рассуждать, нужно вспомнить верный алгоритм и выдать правильный ответ, как машина. Например, правильным ответом на вопрос, кто был первым императором в России, будет «Петр I», а варианты «Петр Первый», «Петр Алексеевич Романов», «Петр Великий» компьютер сочтет ошибкой! Согласитесь, это паранойя в чистом виде: есть только один-единственный правильный вариант, любое отступление от алгоритма – фатальная ошибка! И к такому образу мышления, к такой картине мира школьная система приучает людей, каждое поколение которых невротизированно сильнее предыдущего.
Вот и стоит бедная Матильда между двух точек общепита полчаса, не в силах вычис-лить «как правильно». А жизнь ее в это время безвозвратно проходит. Кроме того, она так же долго решала, вызвать такси или ехать на метро, надеть туфли или босоножки, поторопить ли клиента со внесением аванса, и торопить ли вообще, и если да, то утром или вечером, а если нет, то считать ли себя тактичным человеком или лузером. Как правильно?!
А «правильно» не существует вообще, кроме, конечно, вопросов, касамых: Уголовного и Гражданского кодексов, ПДД, областей, требующих замеров и расчетов, компьютерных программ. Правильного же ответа на вопрос, что лучше надеть, босоножки или туфли, выходить замуж за Петю или Сережу, есть пирожное или брокколи, пороть или не пороть детей – не существует. Существует страх быть нелюбимым, непринятым, непонятым.


Александра Сергеева