Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

 

С ПОПОЛНЕНИЕМ МЕДВЕЖЬЕЙ КОЛЛЕКЦИИ, ДРУЗЬЯ!

Дорогие читатели! Приглашаю немного порассуждать и улыбнуться.

Мы можем задаться вопросом, когда художник становится художником. Ну вот, например, если произведения искусства находятся в музее, это художник? Вроде как да. А если в качестве произведения искусства музей представляет вам, например, белое на белом, это художник сделал? Наверное, можно поперхнуться, удивиться вопросу, подумать: «вот чокнутые». Но раз музей, значит, точно художник, а я что-то не понимаю. Думает обычный землянин. А если в музее картины не выставлены, а лежат где-то на чердаке, это художник работал? Тоже как-то не стыкуется. Так не бывает. Хотя история знает случаи. Некоторые картины Сезанна нашли у Эмиля Золя на чердаке, а картины Ван Гога чудом уцелели после того, как они попадали в качестве дара добрым людям, которые отказать не могли Ван Гогу, а после – использовали холст в хозяйственных целях.

В нашу цифровую эпоху нам живется существенно легче. Есть, например, Instagram. А еще есть мнение каждого, ну и, конечно, мнение большинства.

Расскажу вам, друзья, сказку про Мишку. Поводом для такой сказки стали иллюстрации из серии «Bears of my soul» художника русского происхождения @michael.kaza, которые размещены в Instagram.

Часть первая. Рождение Мишки.

ОЛЕСЯ ДУБРОВСКИХ. С ПОПОЛНЕНИЕМ МЕДВЕЖЬЕЙ КОЛЛЕКЦИИ, ДРУЗЬЯ!
Жили-были родичи, от пращура-ящера до мужичка-соплевичка. Поскольку мужеский род самый главный, мамка в виде серой мышки где-то просто изображена. И вот затеяли дело такое – родить Мишутку-как-в-шутку.
Когда я впервые увидела иллюстрации этой серии, сначала я долго смеялась, потом долго рассматривала, а сейчас, улыбаясь, восхищаюсь. Делитесь своими впечатлениями после того, как первый раз увидите картину. Я долго не могла оторвать взгляд. Он скользит по поверхности и цепляется за черточки, штрихи, изгибы, линии. Из картинки может вырасти целый сюжет, или же целым сюжетом может оказаться всего лишь одна деталь. Любопытство схвачено. А я очень любопытный субъект.
Что же было дальше?

Часть вторая. Мишка жжот.

ОЛЕСЯ ДУБРОВСКИХ. С ПОПОЛНЕНИЕМ МЕДВЕЖЬЕЙ КОЛЛЕКЦИИ, ДРУЗЬЯ!
Вырос Мишутка-как-в-шутку. Мамку, папку перерос, в школе поучился, в университете знаниев хлебнул, нацепил ушанку и отправился в путь-дорогу с людьми знакомиться. Он людям-то улыбается, да люди его опасаются. Герой наш Мишутка только деткам пел прибаутки. Детки слушали ясно, внимали гласно, Мишку не боялись и фантазировать вместе пытались!

Процесс трансформации переживаний, смена настроений, поиск равновесия и невозможность встречи с ним приковывают к изображению. Даже как будто бы телесные ощущения проступают. Сложно выбрать главное. Куда упадет взгляд. А куда он может упасть? Да вот хотя бы на черточки за краем контура. Ухмыляются кривой улыбочкой. Улыбочкой ли? Это же я только вижу улыбку. А для другого зрителя это тучка. Механизм фантазирования запущен. Черточки – главный герой картины. До той поры, пока не нарисуется… Зайка! Художник как будто бы дал повод. А дальше творить свои истории может любой из нас. Интересно… Художник сам знает конечное число сюжетов и персонажей?

Часть третья. Финальная.

ОЛЕСЯ ДУБРОВСКИХ. С ПОПОЛНЕНИЕМ МЕДВЕЖЬЕЙ КОЛЛЕКЦИИ, ДРУЗЬЯ!
Догулялся наш герой, все края исходил, заплатки натоптал, засемьиться задумал. Да вот мало кто готов Мишутку да и не в шутку свозить на острова далекие, пальмами окруженные, морем заполоненные. Солнце почище горячительных согревает, и облачка с ветерком проплывают. Рай. Да вот такое единение душу отдает на съедение, выбор свершается лютый: самость или благá.

И вроде бы иллюстрации такие шутливые, но сколько в них можно увидеть, и как о них можно рассказать! Как будто бы черно-белая картинка, иногда с цветовыми пятнами, запускает какие-то процессы в нашем психическом. Особо отмечу, что ставить диагнозы зрителю, улыбающемуся при рассмотрении, или художнику дело беспощадное в своей бессмысленности. Смотрите, улыбайтесь, сочиняйте, разглядывайте. Картинка как стимул к фантазированию. Свободные ассоциации при знакомстве с автором. Совсем как в психоанализе.


Олеся Дубровских