Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

СКАЗКИ СОВРЕМЕННОЙ ПРИНЦЕССЫ

Несмотря на всю глобальную феминизацию, на покорение женщиной все новых вершин во власти и в бизнесе, в понятие «успех» для нее все также входит реализация себя как жены и матери. Какая бы «акула бизнеса» не пришла на прием к психологу, и каким бы ни был первоначальный запрос любой business-woman, рано или поздно будет озвучена проблема отношений.

К счастью не всегда, но все же очень часто бывает и так, что успехи в карьере прямо пропорциональны неудачам в личных отношениях. Можно было бы вооружиться постулатом «Большинство мужчин не любит сильных женщин» и на этом успокоиться. Но в этом ли суть проблемы? И, главное, дает ли такое объяснение возможности ее решения?

Конечно, нет! Весь фольклор построен на мифе о том, как «Иван крестьянский сын» завоевывает Василису Премудрую, в крайнем случае, просто Прекрасную – женщину не просто равную, а явно превосходящую главного героя во всем. Правда, «крестьянский сын» во время поиска возлюбленной действительно успевает превратиться в героя: обрести силу (найти меч кладенец), мудрость (обмануть Ягу), богатство (выманить у Кощея).

Это «мужские» сказки, которые дают весьма четкое представление о том, что нужно сделать, дабы стать Царем и достойным мужем жены-Царицы.

Совсем по-другому дело обстоит с «женскими» сказочными сценариями. Мужские гендерные роли остаются практически неизменными в течении столетий. Женщина же за последние десятилетия изменилась очень сильно. Однако представления о браке, о семье, об отношениях так и остаются патриархальными. Мы – другие, а сценарии мамины, позаимствованные у прабабушек. И они нам давно «малы», нам в них «тесно».

Так какие же они, наши «женские» сказки?

Самый зловредный сценарный миф, на котором, к сожалению, выросли мы все, это «Золушка». Во-первых, маленькая девочка проникается идеей о том, что стоит лишь обладать неким списком социально одобряемых добродетелей, и Прекрасный Принц обязан появиться. Да, список добродетелей в последние десятилетия изменился: это уже не ангельское терпение и безропотная покорность судьбе, а диплом престижного ВУЗа, активная жизненная позиция, курсы «Стану Супер» и прочее.

Но женщина с детства запрограммирована не на созидание (построение отношений), а на ПОИСК Принца.

Патологическое убеждение, почерпнутое из детских сказок о принцессах «если будешь много страдать, тебе воздастся», я надеюсь, кануло у женщин в Лету, хотя и испортило жизнь многим поколениям. Но вот сам образ Принца…

 

У каждой юной леди уже годам к шестнадцати есть четкий образ «второй половинки» - своего Принца. К сожалению, образ этот за исключением некоторых деталей складывается из культурных стереотипов, а вовсе не из личных потребностей девушки.

Самое страшное, что «принцу» не дозволяется уникальность, он обязан соответствовать всем стандартам социальной моды. Отсечение личностных черт, неугодных представлению об «Идеале», которые, хотим мы этого или нет, изначально присущи мужской психике, становятся для реального человека «прокрустовым ложем» (разбойник Прокруст подстерегал на дороге путешественников, державших путь в Афины, клал людей на особое ложе и вытягивал или обрезал пленников, "подгоняя" по своему росту).

От мужчины мы отсекаем в своем воображении те части личности, которые выходят за рамки стереотипа, и «вытягиваем» те части, которые не дотягивают до этих рамок.

И мы не можем любить реального человека, нам стыдно испытывать к нему чувства, если он: не обладает определенным доходом, не разбирается в искусстве, не читает модную литературу, имеет «не то» образование, не носит «Brioni» и не сочетает в себе волшебным образом брутальность и нежное отношение к детям.

На своих терапевтических группах я довольно часто слышу от молодых успешных женщин сетования подобного рода: «да, он зарабатывает больше меня, читал даже Канта, сам освоил дизайнерские программы, но у него же даже высшего образования нет!» Или: «Да, с такой нежностью на меня никогда никто не смотрел, и столько цветов, сколько мне подарил, я на всех клумбах мира не видела, но он одевается как тинэйджер и живет с родителями!»

И вот мы «впихиваем» мужчину в «Brioni» - в современный образ Принца, в рамки своего мифа. А что если они малы или велики для него?! И стоит ли говорить о масштабах разочарования, когда мы обнаруживаем, что так оно и есть. Любовь ли это вообще?

 

Способны ли мы на нее, или мы все разбойники Прокрусты?

Нам стыдно любить не-Принцев, у нас не принято любить реальных людей. И даже когда современная Василиса Премудрая поддастся страсти, как только схлынет гормональная буря первых месяцев влюбленности, она предъявит возлюбленному все его «несоответствие стандарту».

 

Что делать?

Учиться любить не мифы, не иллюзию, а жизнь.

Как сказал Ницше: «Любить человека – это значит видеть его глазами бога, как будто он воплотил уже все то лучшее, что бог дал ему».

А Бог навряд ли подразумевал определенный ВУЗ, обладание «BMW» и остальные социальные атрибуты. Но, возможно, нежность и верность, или отменное чувство юмора и умение поддержать, или доброту и  чуткость или…

Так пускай наш Принц не читал Гете, пускай ходит на работу в оранжевой толстовке и не разбирается в классической музыке. Ведь он и не принц вовсе, он – Король. Потому что рядом Королева.

 

Александра Сергеева