Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

СТРАХ В ПОДАРОК

По большому счету, страх – это единственная причина для появления в кабинете психолога. Он может звучать как угодно: боюсь темноты и летать на самолетах, боюсь прожить всю жизнь в одиночестве, боюсь разочаровать родителей, умереть от инфаркта во цвете лет, боюсь революции, клоунов, не встретить вторую половинку, жениться, заболеть, переехать в другой город, зачахнуть на старом месте, сменить работу, прожить чужую жизнь, начать жить свою…

Страх – это то, что делает из нас, в общем-то молодых и здоровых, людей эдаких «витальных инвалидов». При полном телесном и психическом здравии мы становимся людьми с ограниченными возможностями. Кто-то не может уволиться, кто-то пойти на собеседование, кто-то разговаривать с новыми людьми, кто-то встать с насиженного места, кто-то знакомиться с девушками, сказать «нет», получить удовольствие от секса, пойти на фитнесс... Всех лишений, организованных страхами для моих клиентов за двенадцать лет практики, мне и не упомнить.

Ради справедливости, да и вообще во имя здравого смысла, нужно сделать оговорку, что страх изначально вовсе не был врагом человека. Природа вмонтировала в нас этот аффект с целью защиты от опасностей. Его прямая функция – заставлять бежать от угрозы, спасать от гибели, оберегать от порчи здоровья. И это всё…

Однако Homo Sapiens уже целых 4 тысячелетия пытается «победить природу». И, чего скрывать, во многом он одержал верх. В отличии от «нью-эйджевской» модной тенденции, мне абсолютно чуждо убеждение, что культура и цивилизация – однозначное зло. Сторонникам даун-шифтинга очень хочется предложить в качестве честного эксперимента хотя бы на пару лет отказаться, скажем, от стоматолога и вместо гигиенических средств (ну, да, да) – пользоваться тем, что выросло на грядке. Впрочем, не о том речь. Цивилизация принесла Человеку неоспоримые блага. Однако, за все нужно платить. Это правда. И этой правды не принимают только наивные, инфантильные, не отвечающие за свою жизнь люди.

За культуру, за цивилизацию, включая стоматологов и туалетную бумагу, человечество расплатилось неврозами.

И не думайте, пожалуйста, что раз вы не проверяете по сто пятьсот раз воду, перед тем как выйти из дома, и не звоните в скорую с призывом спасти от инсульта каждый раз, как что-то кольнет или зачешется, у вас невроза нет. У всех до одного, включая вашу покорную слугу, невротических зон предостаточно. Это и горе – с ними тяжело, и счастье – пока они есть, нам есть к чему стремиться.

Невроз – это отсутствие или временный срыв адаптации к мирным условиям. То есть, войны нет, а военные действия ведутся – в отдельно взятой голове, разумеется. Реальная угроза жизни и здоровью отсутствует, а страх есть. Армия, для которой нет нормального применения в спокойное время, от безделья начинает устраивать набеги на мирное население, придумывать псевдо-врагов, а то и революцию учинять.

Нам – современным людям цивилизованного мира, неведом ни голод, ни холод, ни настоящие опасности, поджидающие наших далеких предков с рассветом каждого нового дня, а инстинкт-то остался… Смерть от нападения дикого животного или соплеменника не грозит. Заболеешь, заразишься – вылечат – таблетку дадут, в крайнем случае что-нибудь отрежут и пришьют, да еще и абсолютно безболезненно. И тем ни менее, у древних людей неврозов не было, а у нас есть!

Все дело в том, что как только мы удовлетворили первичные потребности – в еде и безопасности, нам стало невероятно важно то, как мы выглядим в глазах окружающих. Нам чрезвычайно важно соответствовать чему-нибудь надуманному (моде, ожиданиям близких, имиджу, статусу, требованиям социальной группы, даже если она насквозь неформальна). И мы все время об этом печемся. Мы лезем из кожи вон, чтобы быть не хуже заданного кем-то стандарта, а в случае депрессивного характера просто не высовываемся из норы, чтобы не дай бог, окружающие этого несоответствия не заметили.

Кроме того, мы очень тревожимся – а вдруг не удастся получить желаемого? А еще хуже того – вдруг получим, а ОНО не такое, как надо, и счастья не принесет?  Ведь только сумасшедшие уверены во всем. Мы-то – нормальные, знаем, что жизнь непредсказуема. Бог весть, чем дело кончится! В отличии от животного мира в нашем, цивилизованном, столько всяких опасностей – жуть! Тут не поймут, там поймут не так, эти не одобрят, те косо посмотрят. Можно не предусмотреть, прогадать, ошибиться, не дотянуть или, наоборот, перестараться – и все, ты лох и лузер! Страшно нам жить, не то что кроманьонцам каким-нибудь! Им что? – либо ты буйвола завалил, либо он тебя – вот и все заботушки.

По поводу здоровья и безопасности, чего греха таить, страхов тоже никто не отменял. Да, лечат вроде почти от всего. Но не бывает, что ли, скажете, так, что вот ррраз, и догнал инфаркт человека в 40 лет, а иной сгорел от рака в 30? Бывает, читали об этом мы в Интернете не раз и по телевизору видели. Как говаривал когда-то Соломон, многие знания – многие печали.

Вообще, бояться рака, конечно, нормально … но только тогда, когда он реально есть – диагностирован врачами, подтвержден медицинскими исследованиями. Тогда страх нормален и нужен. Нужен для того, чтобы бежать, как и задумано в дикой природе – бежать лечиться, бежать изменять привычный образ жизни, который заставил тело идти войной против самое себя.

Ненормально бояться рака… гипотетического. Ненормально бояться им заболеть, впрочем, как и заболеть любыми другими заболеваниями.

Абсолютно здоровая реакция – бояться шагов за спиной в темном переулке в два часа ночи, страх даст сигналы: «прибавь шаг, скорее выйди на освещенное место, срочно позвони, чтобы тебя встретили, больше так не делай». Ненормально бояться вообще любых звуков за спиной в любое время суток…

Примеры ложных страхов можно приводить до бесконечности. Фантазия у людей богатая.

Подведем маленькие промежуточные итоги:

Невротический страх отличается от нормального и естественного отсутствием реальной угрозы. Нормально боятся, когда есть реально существующие неблагоприятные обстоятельства, ненормально бояться, что нечто плохое может случиться.

Что еще чрезвычайно важно, невротические страхи – это не только фобии, вегетососудистая дистония, панические расстройства, навязчивые состояния, депрессии (а чем вам не мнимый страх, что жизнь бессмысленна?).  Невротические страхи – это и уда менее острые «сбои адаптаций» – нерешительность, застенчивость, откладывание жизненно важных решений на потом, одновременное желание и нежелание что-то менять.

Главное здесь то, что в любом случае невротический страх всегда МНИМЫЙ. Юноше, который боится пригласить девушку на свидание, именно мниться, что её отказа он не переживет. Той самой девушке мниться, что в фитнес-клубе все будут шушукаться за ее спиной по поводу большой попы. Тренеру этого клуба кажется, что с его здоровьем что-то не так, его мама боится, что на своей работе он точно надорвет себе что-нибудь, сердце там или спину, а еще она боится больших собак и железнодорожных переходов.

Невротик занимается именно тем, что он мнит. Он делает это виртуозно, он мнит, читаем: «врет» так, что верит себе сам! Он гений иллюзий, куда там Сафроновым или Копперфильду! Он сам себе и факир, и зритель, причем зритель очень доверчивый и благодарный… несчастный, правда, и запуганный. 

И никакие увещевания, что, мол, нужно рационально относиться к жизни, мыслить позитивно и бла-бла-бла, здесь не работают никогда. Невротики люди всегда высоко-интеллектуальные, они все прекрасно понимают на уровне рацио, но… есть то, что гораздо сильнее рационального мышления. Это паттерны, бессознательные сценарии, которые срабатывают в любой схожей ситуации автоматически, без согласования с разумом. Условно это можно назвать той же привычкой. Давайте для простоты так и будем называть это явление.

Так вот, мнить – это привычка. Привычка бояться умереть при панических атаках, привычка бояться за свое здоровье при ВСД, привычка бояться маньяков, катастроф, черных мышей – при фобиях, привычка бояться действовать или отказываться от действия – при мнительно-тревожном характере.

Откуда же берутся эти паттерны-привычки?

Соригинальничать здесь не удастся – все из детства, как еще Фрейд подметил. Тревожно-мнительные дети врастают исключительно у тревожно-мнительных родите-лей. Более того, вы мните исключительно по тем же поводам, по которым мнили ваши родители.

Внешние атрибуты, «декорации» страха могут быть другими, нежели у родителей, но суть одна. Если вы боитесь, скажем, пауков, а ваши родители ничего против членистоногих животных не имели, это еще ничего не значит. Пауки – так сказать, всего лишь «обертка» невроза, суть его в тревожности по поводу того, что внешний мир полон опасностей. И эту мысль внушили вам, как ни крути, значимые люди из детства – мама, папа, бабушки.   

Лично я – врачебный ребенок, в детстве была, естественно, «самой тяжелой в мире больной» по мнению (от слова «мнить») мамы. То есть в моем случае страхи сконцентрировались в собственном теле. Область моей мнительности – собственный организм, именно от него я ждала подвоха и угрозы добрую половину сознательной жизни. Так происходит с людьми, страдающими от ВСД и панических атак. Кстати, с моим родным братом было все то же самое. 

Если в детстве родители боялись, что с ребенком случится несчастье, подстерегающее извне – катастрофы, маньяки, несчастные случаи, при определенных обстоятельствах у него скорее всего разовьется какая-нибудь фобия. И неважно, выберет ли невроз в качестве предмета страхов пауков, микробов, высоких мужчин в плащах или красные автомобили.

Если родители активно сомневались в способностях и привлекательности своего чада, подросшее чадо будет бояться активно себя проявлять, знакомиться с людьми и т.д. 

Кто-то может возразить, что ведь он не всю жизнь, не с самого детства страдает от панических атак или фобий, а вообще начал, может, под сорок лет. Абсолютно верно! Мы сваливаемся в невроз после длительного стресса, в результате удара, потрясения или даже просто хронической усталости. Какой-то совершенный пустяк, которого мы скорее всего и не помним вовсе, становится последней каплей. И понеслось. Наши «взрослые» адаптационные маневры прекращают работать, и мы, сами того не осознавая, становимся маленькими детьми, за которых родители лучше знают… Возвращаются детские – самые простые и привычные способы мышления, которые не требуют больших энергозатрат. А спорить со внутренним родителем в состоянии стресса вообще нет никаких возможностей. Лучше сразу сдаться.

Даже во время успешной терапии различных тревожно-фобических расстройств, пациент, казалось бы уже стабильно идущий на поправку, может снова начать мнить, как только убывают силы – например, заболел простым ОРВИ, переутомился на работе.

Еще одна пренеприятнейшая деталь: страхи имеют тенденцию множиться. Начав со страха ездить за рулем, через пару лет человек будет уже бояться летать на самолетах, спускаться в метро и, например, отравиться в общепите. С годами человек с тревожно-фобическим расстройством или с ВСД становится просто виртуозом по изобретению новых химер. И каждая из них раздувается перепуганным мозгом до размеров мамонта.

Что ж, вопрос «кто виноват», я полагаю, мы разобрали. Осталось выяснить, «что делать».

Я, как обычно, никого не буду агитировать иди на прием к психологу. У нас в стране до сих пор не принято платить за здоровье, тем более психологическое, вот за болезни – пожалуйста, это дело святое.

Поэтому, вкратце поделюсь тем, что в свое время делала я сама и, соответственно, тем, что я даю своим клиентам.

Алгоритм поимки и обезвреживания страхов будет такой:

Шаг первый: Страхи нужно перечислить, дать названия, зафиксировать.

По большому счету, они делятся на 2 большие подгруппы: 1 – страх за жизнь/ здоровье, то есть, связанные с собственным организмом; 2 – страх потерять лицо, опозориться, облажаться, то есть страхи, связанные с другими людьми.

Вот вам очень приблизительный пример такого списка:

I.          Страх за жизнь/ здоровье:

а) боюсь заходить в метро – вдруг инфаркт/ инсульт/ задохнусь и проч.;

б) боюсь выходить из дома (без феназепама, четкого знания, где ближайший туа-лет, мобильного – чтоб, если что звонить в скорую, астматического баллончика и т.п.);

в) боюсь летать в самолетах – может быть либо катастрофа, либо там случится непоправимое, а медицинскую помощь оказать будет некому;

г) боюсь змей – ужалят, собак – укусят и т.д.;

д) оставаться один (в душе, темной спальне, вблизи открытых окон), так как (мне что-нибудь померещится, и я сойду с ума, спрыгну и проч.)

В среднем у людей, страдающих от ВСД и фобий, получаются списки из 20 – 40 пунктов. Чем подробнее вы напишите, тем лучше. Например, если вы боитесь анафи-лактического шока, но нужно перечислить и походы к стоматологу, и страх походов в места общественного питания, и…

II.         Страх потерять лицо, не соответствовать ожиданиям других.

а) боюсь пригласить понравившуюся коллегу попить кофе (откажет, посмеется, подумает, что вообще я дебил какой-то);

б) боюсь пойти на собеседование – вдруг не смогу ответить на какой-то вопрос и опозорюсь;

в) боюсь настаивать на своем, я вдруг я все же неправ;

г) боюсь говорить на людях, а вдруг я…испугаюсь…

Этот список можно продолжать до бесконечности, поэтому я остановлюсь здесь, а вы допишите недостающее сами.

Шаг второй: Теперь нужно понять, откуда у каждого из страхов растут ноги, то есть, какие, простите за выражение, загоны ваших родителей способствовали появлению этих страхов.

Например, оказавшись один в метро, я боюсь, что сойду с ума и прыгну под поезд. – На самом деле этот мой мнимый страх есть невротическое смещение маминой ложной веры в то, что я не способен сам управлять своей жизнью, что я обязательно все и всегда делаю неправильно.

Шаг третий и основной:

Единственный способ перестать бояться – это пережить страх. Весь секрет здесь в приставке «пере». Она означает активное участие в действии и его окончание, как в глаголах «переплыть», «перейти», «перезимовать» и т.д. То есть, чтобы переплыть на другой берег, нужно зайти в воду и плыть, а вот если сопротивляться процессу, будучи уже в воде, можно и вправду утонуть и никуда не доплыть.

Человек же, страдающий фобией или паниками, как раз-таки сопротивляется течению, все его старания направлены на то, чтобы страх и тревогу подавить. Это все равно, что давить на газ и тормоз одновременно. Когда страх вас захватил, вы уже в воде – отказываться плыть и негодовать по этому поводу – усугублять ситуацию стократно!

Поэтому, когда вы чувствуете, что вас начинает «накрывать», худшее, что можно сделать, это пытаться убежать от страха, он все равно догонит. Что в действительности нужно делать, так это повернуться к нему лицом и пойти навстречу. Не бегите, познакомьтесь с ним, изучите его подробно.

Для этого я рекомендую вам такое упражнение, как «Зарисовка страха». Как только вы чувствуете, что вас начинает «накрывать», вы берете специальный блокнотик – этюдник для специальных «зарисовок» и начинаете описывать страх подробнейшим образом:

1.         Ощущения. (Что именно я чувствую в теле?) Напряжение в области шеи, в яремной ямочке, в горле. Сдавливание в… Жжение в… Колет… Зудит… Плывет перед глазами… Что еще? Что именно у меня на этот раз?

2.         Чувства. (То есть эмоции, это уже душевные, а не телесные переживания): Страх… Ужас… Отчаяние… Раздражена… Обида… растерянность… Что еще? Что именно у меня на этот раз?

3.         Мысли: (Что я думаю по этому поводу?): Ну вот, опять… Я самый несчастный… Ничего мне не поможет… Я все-таки болен… и т.д.

 

Рисуем мы страх до тех пор, пока он… согласен нам позировать, как только уйдет, рисовать больше некого.

Шаг четвертый и вообще самый главный:

Этот шаг будет работой на опережение. Суть этого маневра – вытащить страх из неподвластной нам «подкорки» в сознание, где мы уже в довольно большой степени способны управлять своими реакциями. Для этого мы не ждем пассивно, когда страх сам заявится к нам в гости. Мы начинаем его приглашать! Мы начинаем сами его инициировать и, таким образом, постепенно становимся хозяевами положения.

Технически это делается так: каждый день, желательно в одно и то же время, мы сознательно вызываем свои страхи. Для этого садимся в какое-нибудь уединенное место и начинаем со всей силы бояться, представляем самые свои ужасные ужасы и все это записываем. Занимаемся этим ровно полчаса – больше смысла нет. Потом звенит будильник, встаем и ту же идем заниматься своими делами. Все. Записи ценности никакой не имеют, хранить сие не обязательно, можете выкидывать, топить, жечь свои рукописи, а можете и коллекционировать.   Можете выбирать гостей по очереди, на этой неделе один, на седеющей другой страх, можете вызывать их на ковер по мере актуальности или как сами захотите, это неважно, главное регулярность без пропусков.

 

Если вы делаете добросовестно все, что я описала в течении двух месяцев… А, впрочем, сами, если захотите, поделитесь результатами.

 

С пожеланиями наилучшего Настоящего,

Александра Сергеева

 P.S.  Очень, очень важно. Есть один маленький секрет того, чтобы все описанное заработало как можно быстрее. В качестве «Шага № 0» опишите, даже не просто опишите, обоснуйте, зачем вам непременно нужно психологическое здоровье, зачем вам избавляться от страхов.