Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

«Удача» и «удачливость» в христианстве и язычестве

Всё, не могу больше молчать! Если я не поделюсь хоть каплей новых мыслей и открытий, меня просто разорвет! Как я уже признавалась в соцсетях, в апреле этого года, пока я спокойно себе собирала материал для продолжения «Тридесятого царства», меня на полном серьезе захватили в плен викинги.

Во-первых, я нашла сагу о мифическом конунге Гардарики по имени Свафарлами или Сигрлами – сыне самого Одина. Гардарикой, то есть «Страной городов», скандинавы называли Русь, область, начинающуюся с Волхва, Старую Ладогу, а также города, расположенные на Верхней Волге со столицей в Великом Новгороде. А жил сей конунг в IV веке! Стоит ли говорить, что славянских письменных источников этого времени не существует вовсе? Таким образом, стало понятно, что без Скандинавии мне далее не обойтись.

А, во-вторых, в это же время подруга пригласила меня на семинар по рунам. К счастью, мои опасения увидеть в качестве ведущего эдакого «мага-экстрасенса-колдуна-ведуна-в-десятом-колене», обвешанного амулетами, говорящего о приворотах и порчах, и «делающего загадочные глаза», как у Булгакова, не оправдались. Семинар начался с серьезного исторического экскурса, с разговора о покрое души и миропонимании северного человека – в общем, всё, как я люблю! Само собой, я попросилась в ученики, на что ведущий сделал мне встречное предложение, от которого я не смогла отказаться, прямо как в «Крестном отце».

Как оказалось, мы давно дружили в Фейсбуке, и Геннадий Варда читал все мои статьи по язычеству и юнгианству, читал и книгу. А посему предложено мне было писать в соавторстве рунические сказки, ибо я «здорово пишу», а он имеет знания, которыми будет делиться со мной в процессе создания книги, ну и, конечно, редактировать мой поток сознания в соответствии с историческими реалиями древней Скандинавии.

К настоящему времени готова приблизительно треть книги рунических сказок, и скоро мы начнем выкладывать в сети некоторые отрывки. Пока же мне хочется поделиться с вами кое-какими соображениями на счет феномена «удачи» в скандинавских сагах или, в более широком смысле, в разнице понимания этой психологической категории в языческой и христианской традиции.

В старшем футарке (основном руническом алфавите) есть руна под названием «Вуньо». Если заглянуть почти в любой справочник по рунам, мы найдем следующие ее толкования: «радость», «блаженство», «процветание», «благополучие», «удача». Радость, блаженство и прочее, они, пожалуй, и в Африке все те же радость и блаженство. А вот удача скандинавская, и вообще у язычников, и удача христианская, а также, все то, что мы сейчас под этим словом понимаем, даже если мы и вовсе атеисты – это, как говорят в Одесе, две большие разницы.

Христианская удача зависит целиком и полностью от воли всемогущего Бога, ибо человек – раб божий. Удача раба – это господская милость, и заслужить ее можно одним единственным способом – покорностью и смирением, что есть главная добродетель в монотеистической традиции (христианство, иудаизм, ислам). От рабской воли и желания, соответственно, удача не может зависеть никак. Все, что может делать раб, это ждать и надеяться на милость господина. Еще можно страдать побольше, мучиться посильнее, тогда есть шанс на господскую жалость, и может что-то перепасть. Таким образом, удача или судьба в монотеистической традиции – вещи фатальные, что, к сожалению, ведет к пассивно-созерцательному отношению к миру и при этом к упованию исключительно на случай (= шанс, = удачу), когда проблемы решаются сами собой, без активного участия страждущего, или не решаются вовсе. Это же порождает беспечность, неуверенность в собственных силах, непрактичность и бесхозяйственность (мы можем страстно любить родину в душе, однако не можем не мусорить на улицах) и, вместе с тем, какую-то абсолютно особую мрачную гордость, замешанную на привычке к страданию и смирению. Зачем убирать в собственном дворе, получать новые профессиональные навыки, брать жизнь в свои руки, если у нас все равно Путин плохой? Ну, или Бог не любит, фатально не везет: «со мной всегда все не так», «такая уродилась» и т.д…

Так вот, руна «Вуньо» – это не рабская «удача», зависящая от Бога, власти, директора, стечения обстоятельств, ибо человек в языческом понимании мира – отнюдь не раб многочисленных богов и духов. Он – их полноправный сосед, часто соратник, ведь у бога, как мы помним, нет иных рук…

Поэтому судьба, удача-неудача, счастье, доля, везение у скандинавов, впрочем, как и у родственных им славян в дохристианский период (вспомним Долю и Недолю), это отнюдь не слепой рок, не своеволие высших сил, не прихоть богов. Языческая судьба – это истинное предназначение человека.

Алекснадра Сергеева. Удача и удачливость в христианском язычестве

Наиболее точным определением руны Вуньо будет исландское слово «hamingja», наиболее адекватно перевести на русский которое можно, как «удачливость», «везучесть», «счастливость» (простите за не слишком красивое слово).

То есть это не однократная, разовая «удача», «везение», счастливая случайность, а некое качество человека, как, например, честность, трусость, храбрость, лживость и т.д. Или еще можно объяснить этот термин на «фене»: «hamingja» – это не «фарт», который может свалиться и на «фраера» и даже на «еле-еле поца», а «фартовость» – продолжительное везение рискового человека, а уж в том, что викинги были самыми настоящими «реальными пацанами», сомневаться не приходится.

В этом же контексте невозможно не упомянуть русского князя Мстислава по прозвищу Удатный. Древнеславянская морфема «удá» обозначает одновременно и «удачу», и «способность», и «нрав, характер», и «смелость, дерзость», и «награду победителю, приз». То есть, это некое «среднеарифметическое» между удачей и удалью. (Эх, люблю я словари!)

Удача в понимании язычника проявлялась не в деянии высшей силы, а в поступках человека, в активных, решительных действиях. Нерешительность, опасливость, пассивность расценивались скандинавами, как трусость, отсутствие удачи и счастья. Кроме того, удачливость, как, например, и смелость, в понимании язычников, не являлась чем-то постоянным, что можно заполучить раз и навсегда (мечта многих, не так ли?). Удачливый человек должен был постоянно подкреплять и усиливать это качество, доказывать его в действии.

Представления о судьбе в языческом миропонимании далеки от христианского фатализма. Да, есть определенная предрасположенность, судьба, которую при рождении человеку дают Норны, но вот как ты будешь ей распоряжаться, насколько сумеешь обратить во благо себе, своей семье и роду, зависит уже от тебя. Руна Вуньо раскрывается тому, кто обнаружит свою удачу при постоянном напряжении моральных и физических сил. Знание своей судьбы, того что «написано на роду», почерпнутое из гадания или вещего сна, даже если это знание открывало отнюдь не самые приятные и легкие перспективы, не пугало человека, а побуждало его с наибольшей отдачей и честью воплощать положенное, тогда, как считалось, с богами вполне можно было договориться.

Таким образом, мы приходим к тому, что понятие «судьбы», как у скандинавов, так и у наших языческих пращуров, очень близко к основополагающим понятиям глубинной психологии XX века! Это Онто Ин-се в онтопсихологии А. Менегетти – «базовый проект природы, образующий человеческое существо» или Самость у Юнга – наша жизненная цель, наилучшее выражение индивидуальности. То есть, это то, что нам нужно понять и раскрыть в себе, а далее воплощать, несмотря ни на какие преграды, и тогда будет нам счастливая Доля, и боги будут на нашей стороне.

А счастье или удача, вернее «удатность», это следование своей настоящей судьбе, своей жизненной цели, то, что Юнг называет индивидуацией – путь к Самости. Менегетти же называет это самореализацией, «совпадением деятельности человека в его историческом процессе с его Онто Ин-се», иначе говоря, совпадение с тем настоящим предназначением, миссией, которое задумали для конкретного человека боги/ Абсолют/ космос/ природа (как вам будет угодно). И чем больше это совпадение, тем эффективнее личность, тем более оптимальны ее решения в каких бы то ни было вопросах, тем она, в конце концов, счастливее, ведь тот, кто не обманывает себя, не ведает ни страха, ни тоски.

И напоследок я позволю себе привести цитату из будущей книги, которую мы пишем вместе с Геннадием Вардой:

«Дорога, – продолжал Флоки, – как и жизненный путь, судьба, сплетенная Норнами, никогда не зависит от путника. Воин знает это, и оттого он бесстрашен. Тот же кому не ведом свой путь, проживает жизнь даром и вечно дрожит за свою никчемную шкуру. Иди смело, смотри в оба, чтобы не проморгать знаки судьбы, слушай сердце – знак подаст и оно, да не впадай в суету и отчаяние, если случилось тебе заплутать, тогда вскоре будет подсказка. А уж коли суждено умирать, смело бросайся в последний бой, и тогда девы Валькирии прямиком доставят тебя на пир к Одину».

Алекснадра Сергеева. Удача и удачливость в христианском язычестве

P.S. Много лет назад, еще в ранней юности, одна моя подруга, когда я еще не будучи психологом, «прочищала ей мозги», сказала мне с укоризной: «Ну вот что я сделаю, если у некоторых, таких, как ты, есть шило в заднице, а у меня нет?!» «Ну, точно, – посмеялась я, – мне вот в роддоме вставили, а тебе забыли». Хотя, на самом деле, подругу привезли из роддома, как нормального ребенка, а меня, да уж, с настоящим «подарком богов» – с врожденным пороком. Поэтому, в отличии от подруги, мне пришлось с самого рождения бороться за свою жизнь, зубами и когтями выцарапывать свою «удатность». И мне не нужны подачки Бога, я не надеюсь вымолить их смирением и покорностью, моя душа - язычница, и мои боги мне ничего не должны, у меня есть руки, ноги и голова, поэтому удачу я вполне могу взять сама и с великой радостью поделиться ей с окружающими.

 

С верой в вас и ваше наилучшее настоящее,

Александра Сергеева