Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

Владимир Шевельков. Актер, режиссер

Привет! Сегодня у нас в гостях известный советский, российский актёр театра и кино, кинорежиссёр, кумир нескольких поколений женщин, Владимир Шевельков.

Можно долго перечислять фильмы, в которых снимался Владимир. Назовем несколько из них:

«В моей смерти прошу винить Клаву К.», «Гардемарины, вперед!», «Сердца трех», «Жизнь и смерть Лёньки Пантелеева», «Не покидай меня, любовь» и многие другие.

Ф.Г.  Володя, я не сомневаюсь, что ты много где побывал, многое видел. В каком месте тебе было комфортнее всего, не считая родного Санкт-Петербурга, и куда бы ты с удовольствием вернулся?

В.Ш.  Ну, я бы с удовольствием вернулся во Флоренцию и, наверное, вернулся бы на Тайские острова.

 

Ф.Г.  А где бы ты поработал?

В.Ш. Дело в том, что я работал в разных странах и мне везде нравится!

 

Ф.Г.  Везде находишь свои плюсы?

В.Ш.  Да. Так как это кино, и ты все время попадаешь в закулисье (не хочется мне употреблять английские слова типа backstage), оказываешься в тех местах, куда никто из простых людей не попадает или никак не могут туда попасть, ты знакомишься с  совершенно незнакомой для тебя культурой, мировоззрением, укладом жизни, поэтому это безумно интересно и необычно.  Работать везде интересно не дома! И неважно города это или деревни, везде интересно, потому что это другие миры.

 

Ф.Г.  В пустыне работал?

В.Ш.   Да, в Марокко. Приходилось ездить очень далеко, искать водопады, орать на арабских осветителей. Было безумно интересно, а самое главное, что  в обыденной жизни я никогда бы не оказался в тех местах. Вот даже в Питере мы ходили, искали объекты для фильма, и вдруг в одном военкомате  на чердаке я нашел памятник Ленину. Через полгода, уже во время работы над другой картиной, мне сказали: «Вот бы нам Ленина».  Я уже знал, куда послать этих людей. Во всяком случае больше в жизни я не находил на чердаке военкомата Ленина. (улыбается)

 

Ф.Г.  У меня есть информация, что в детстве ты был хулиганом.  Давай вспомним какой-нибудь яркий поступок из того времени, за который тебе было очень стыдно или ты им гордишься. Есть такие?

В.Ш.  Нет, я не был хулиганом, просто мы были свободные дети....

 

Ф.Г.  Детство трудное было?

В.Ш.  Нет. Нам повезло, у нас мама сидела с нами. Она взяла и посвятила свою жизнь нам с братом. Устроилась на работу уборщицей. Рано утром уходила  и уже в 8 утра возвращалась, будила нас и отправляла по своим делам.  У нас с братом было счастливое детство, исключая коммуналку, но тогда весь двор и все знакомые жили в таких условиях. Окна у всех выходили в колодцы и т.д. Коммунальная жизнь 60-х годов, в общем... Жили мы в раю, а поступки какие-то... *задумался*. Много есть чем гордиться, но если  глобально переехать в то время, мне очень приятно вспоминать может быть не поступок, а тот факт, что наш двор объединил вокруг себя целый район города. В нашем дворе собирались мальчишки из всей округи. Мы придумывали какие-то новые игры, новые кричалки.

 

Ф.Г.  Если кого - то обижали, шли заступаться?

В.Ш.  Конечно. У нас еще было запрещено ругаться матом во дворе. Был общественный договор среди детей, даже самых маленьких. Если кто - то услышал плохое слово, он обязан был пробить "пендаль" провинившемуся. Поэтому во дворе была идеальная атмосфера, дети были воспитанные. Родители были счастливы. Мы были чумазые, грязные, уставшие (во дворе пылища же), но папы и мамы не беспокоились и с радостью выпускали нас (детей) на улицу. Когда мы получили новую квартиру, мне рассказывали, что мамы со всех дворов рыдали и говорили, что у нас теперь все развалится. Все так и произошло впоследствии.

 

Ф.Г. Не покидая счастливого детства и юношества, расскажи, как ты стал заниматься легкой атлетикой?

В.Ш. Слушай, ну получилось так, что у нас была рядом школа № 204 с легкоатлетическим уклоном, плюс старший брат пошел заниматься. Я тогда заболел в первом классе, но все равно уперся и начал бегать.

 

Ф.Г.  На какие дистанции?

В.Ш.  Средние. 1.5, 3 и 10 км. Когда постарше уже стал, я понимал, что у меня нет стартовой скорости, адского рывка, но потерпеть я могу, поэтому так получилось со мной.

 

 Ф.Г.   Родители сильно повлияли на твое развитие или ты сам четко знал, кем будешь и к чему стремиться в жизни?

В.Ш.  Нет у меня, безусловно, была мама, которая обо мне заботилась, и был отец, который постоянно нас удивлял. У него было несколько высших образований, стабильная работа. И вдруг в 1972 году он уехал трудиться в Ирак и, оказывается, был знаком с Саддамом Хусейном.  Мне рассказали такую историю про него: в Ираке на соляных озерах у группы папы сломалась машина "Тойота", и все члены его команды понимали, что просто могут погибнуть от жары. Папа, будучи ведущим инженером-механиком на Кировском заводе, (в Ираке они продавали тракторы) выругался, сплюнул, открыл капот, отнял у кого - то ремень, у кого-то рубашку, что-то подсоединил и машина поехала.  После этого случая все говорили, что он крутой парень. Потом он уехал в Америку на полгода, ему там предлагали даже остаться....В общем, все считали его крутым специалистом.

У нас в семье мама была как лодка, а он как парус.  Для меня его способ существования, выдержанный, сбалансированный, разумный и с хорошим чувством юмора всегда был очень важен. Мама же была чистюля, порядочная. Она мне  говорила: "Вова, доброта хуже воровства".  Она была очень открытая, пускала в дом чужих людей.  В общем, настоящая петербуженка.

И еще одна важная встреча была в моей жизни! По-моему, в 1971 году прошел фильм по телевизору про Леонардо Да Винчи. Мне было 10 лет,  и я понял, что этот персонаж мне очень интересен. Мне он понравился! И вот с того момента, как я посмотрел про него фильм и понял что можно и так и так... Можно быть художником и изобретателем, медициной заниматься.  Я подумал, что тоже хочу овладеть многими профессиями, быть многогранным и не замыкаться на чем-то одном. Широта восприятия, особенно в современном мире, очень важна.

 

Ф.Г.  В жизни каждого человека важно, чтобы был наставник. У тебя были такие люди, может быть не наставник, но тот человек, у которого ты учился или он тебя направлял?

В.Ш.   Я учусь у всех!  Ключевыми людьми в моей жизни были мой отец, потом мой первый режиссер Эрнест Викторович Ясан, который снял "В моей смерти прошу винить Клаву  К." В этом году у него был юбилей, я, к сожалению, не смог быть на этом мероприятии, так уж вышло.  Дальше очень значимым для меня человеком оказался режиссер Владимир Мотыль ("Белое солнце пустыни" и др.), с которым у меня было несколько встреч. Я даже не понял почему, но я к нему очень привязался. Даже ходил к нему домой, мы разговаривали... Мы немного общались, и я не помню о чем мы говорили, не помню по какому поводу общались, но он мне почему-то был очень нужен. Он произвел на меня сильное впечатление.  Среди актеров я могу выделить нашего питерского артиста  Александра Романцова. Он был большой мастер и многое, как актер, я у него почерпнул.

 

 Ф.Г. Спасибо за развернутый  ответ, а мы неминуемо приближаемся к теме спорта.  Вот я знаю, лично видел, как ты играешь в футбол. Имел честь и удовольствие выходить с тобой на футбольное поле. Знаю, что ты так же играешь в хоккей с братом.

В.Ш.  Да, да, все так.

 

Ф.Г.  Мне интересно узнать, насколько спорт помогает тебе в жизни на данный момент?

В.Ш. Ты знаешь, я считаю, что я уже тоже взрослею и тоже ленюсь... Я даже так отвечу. Нашей стране глубоко не хватает аристократии.  Чем аристократ отличается от интеллигенции или там от дворянства?! Аристократия хочет, чтобы народу жилось лучше, все остальные думают о том, как бы жить лучше мне!

Но я даже не об этом. Я не в претензию на аристократию. Я в претензию к тому, что чем у людей больше денег, тем они стройнее. У них хватает времени на себя, на здоровье, на то чтобы есть нормальную еду в нормальных количествах  и это признак здоровья, разума и поэтому спорт и физкультура очень важны! Хоккей у меня немного отошел на второй план. У меня, слава богу, украли форму год назад, и я как - то не особо переживаю по этому поводу.

 

Ф.Г.  Брат затянул в хоккей?

В.Ш.  Нет, всегда играли в хоккей с детства. Футбол, хоккей....

 

Ф.Г.  На коньки когда встал?

В.Ш.  В 5 лет. Хоккей был всегда. Правда, был перерыв, когда шайбой мне сломали нос, потом я потанцевал в "Танцах на льду" и понял, что это вообще катастрофа. Уж лучше с клюшкой, чем с девушкой на коньках. Поиграл потом еще и увидел, что вокруг меня одни травмы: кому-то зуб сломали, кому-то руки или ноги выбивают, людей бьют. Посмотрев на эту вакханалию на льду, я решил немного отойти в сторону. (улыбается)

Потом я взрослый уже, а это очень тяжелый вид спорта. Ты когда поиграешь полтора часа, тебя просто колотит всего!  Поэтому хоккей очень полезный вид спорта, но очень вредный. (улыбается)

 

Ф.Г. За успехами любого мужчины стоит его вторая половина. Расскажи о своей жене?

В.Ш.   Мне в свое время очень повезло. Я сделал правильный выбор, и я не должен ее подвести. Мы давно уже живем вместе и все свои шаги сейчас, все риски свои, я делаю осознанно для того, чтобы оправдать ее надежду на меня.

 

Ф.Г. Чтобы ты посоветовал неженатым мужчинам. На какие качества в женщине они должны обращать внимание и т.д.?

В.Ш.  Все очень просто! Во-первых,  в основе отношений должна лежать страсть.

Второй момент, что самое паскудное в мужиках и вообще за что я не люблю  мужиков и презрительно к ним отношусь, - это та ситуация,  когда они думают, что женщину можно перевоспитать, воспитать, вырастить с детства, юности и т.д.

Женщины не воспитываются!

Они такие, какие они есть. Да они могут подстроиться, могут изменить свое отношение к чему-либо, но не более того. Они приходят в этот мир наполненными, со своими знаниями, со всеми своими приемами, которые неизменны вообще. Максимум, на что  может рассчитывать мужчина, - это на то, что она немного подстроится под него.

Мужчины же приходят в этот мир наоборот пустыми, как барабаны, но у них есть шанс набрать знаний. У них есть возможность поменяться, измениться, окультуриться и т.д.

 

Ф.Г. И последний вопрос, не буду тебя больше мучить. Квинтэссенция счастья от Владимира Шевелькова?

В.Ш. Мне кажется, большое мужское счастье - это когда ты сидишь вечером один, а вся твоя любимая семья спит.

 

Ф.Г. Спасибо тебе за интересное интервью.

В.Ш. Похоже на счастье? (улыбается)

Ф.Г.  Да, вполне! Всех благ и удачи в новых проектах!!!

 

Фил Гинзбург

(фото из  личного архива Владимира Шевелькова)