Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

Я болела паническими атаками и другие ужасные откровения психолога

Мой подростковый возраст и нежно-зеленые годы ранней юности пришлись на 90-е. При этом за происходящим в моем криминальном городе я наблюдала отнюдь не из окна и не по телевизору, как «благоразумные» дети, а вполне себе активно вливалась в эпоху – была самым что ни на есть трудным подростком со всеми вытекающими последствиями. Разве что «нехорошие» болезни и наркотики обошли меня стороной. Первые за счет внушенной мамой-врачом брезгливости. Разъяснительные беседы, кстати, сопровождались красочными иллюстрациями из учебника по кожным и венерическим болезням. Вторые – за счет особенностей организма. От первых и единственных в жизни двух затяжек марихуаны мне было дурно больше суток. Спасибо вегетососудистой дистонии, низкий поклон ей за это.

    Героин выкашивал моих школьных знакомых десятками, а ведь они тоже были детьми из приличных семей. Смерть одного из них я видела своими глазами. Изглоданное «побочкой» лицо бледно-желтого оттенка, синие губы… Матери его товарищей, с черными от горя лицами, сорокалетние женщины, превратившиеся за год-два в старух, открыто обсуждали, как бы поскорее «закрыть» своих чад в тюрьму, чтобы уберечь на несколько лет от «передоза», да не дать им пристукнуть ночью за углом ради дозы какую-нибудь знакомую из нашего же района. Этот разговор я слышала посреди бела дня в очереди за молоком!

Когда мне было 15 лет, я провела 15 минут своей жизни с пистолетом у виска. Уралмашевские отморозки спутали меня с какой-то взрослой девицей, которая накануне напоила клофелином и «опрокинула на бабки» их братка. Слава богу, нашлись те, кто объяснил им, что я малолетка.

Примерно в том же возрасте нас с подругой угораздило пойти в гости к малознакомому парню. А в гостях оказался его старший брат с друзьями. Все бывшие зеки… И своих намерений по отношению к нам они скрывать не стали. Это было куда страшнее пистолета, скажу я вам. Но, случилось чудо! Настоящее чудо! Во мне, видимо, открылся талант психолога, который правда, потом десять лет спокойно спал (как раз до появления панических атак). Я каким-то непостижимым образом нашла «волшебные слова», которые тронули сердце одного из братков! Он сказал остальным, что отыграется за нас в карты или заплатит какую-то откупную – я не совсем поняла, что это было. Но нас отпустили! Раскаявшийся браток проводил нас с подругой домой, называя меня «сестренкой», и клялся, что отныне будет всегда защищать. Несколько месяцев я пряталась от этого защитника, а потом он пропал. Посадили, наверное, снова. На этом история, слава богам, закончилась.

Я не буду описывать страшные драки с лужами крови, которые могли происходит посреди белого дня в обычных дворах, и никому, к слову, и в голову не приходило вызывать милицию. Не буду делиться подробностями о том, как отморозки просто выдергивали девчонок из клуба, сажали в машину и увозили в неизвестном направлении. Меня сия чаша миновала, так как после первого курса я пошла по знакомству работать в турфирму, которую братки, начинающие постепенно эволюционировать в бизнесменов, и организовали. Поэтому я снова называлась «сестренкой» и у меня был иммунитет. Но насмотрелась и наслушалась я многого. Нормальные люди, вроде бы, в рубашках и пиджаках, некоторые даже в галстуках, спортивные костюмы с кожаными куртками давно поснимали, переговоры у них, бизнес-встречи, а в курилке: «Э, Серый, помнишь, как мы этого муфлона в 93-м в реку скинули?!»   

А еще у меня было что-то вроде клинической смерти. 90-е здесь уже ни при чем. Просто во время операции, не буду вдаваться в детали анамнеза, хирурги нечаянно пропороли мне сосуд. Из меня вытекло более литра крови, отек мозг, слиплось легкое. Очнулась я через девять дней и увидела поседевшую маму.

В общем, уважаемая Валерия Гай-Германика, если что, у меня есть много чего порассказать вам для нового сценария…

Читатель, простите меня за всю эту чернуху. Я не хочу вас пугать. Все это я написала с одной единственной целью – сказать вам, что даже во время описанных событий

мне ни разу не было страшно ТАК,

как во время панических атак!

Это не просто страшно. Это состояние предсмертного ужаса, которое длится десять минут, полчаса, час… Отступает. А где и когда придет опять, ты понятия не имеешь: может, через пару часов, а может, и через месяц; может, дома в постели среди ночи, а может, и в магазине посреди белого дня или во время рабочего совещания…  

Вот такой вот «нежданчик» от психолога Александры Сергеевой, не взыщите. А, впрочем, тем читателям, которые полагают, что у врачей никогда не должно быть простуды и гастрита, а если у косметолога выскочит прыщ, ему нужно срочно менять профессию, - я посоветую читать исключительно женские романы или комиксы про супергероев. Я же пишу не для ханжей, чистоплюев и лицемеров. Мои клиенты – живые люди, часто с непростой историей, выросшие отнюдь не в стерильных условиях. Я сама такая. А хотите слушать фарисеев, идите к «ведическим женщинам» или на курсы успеха. Толку никакого, зато там все такие хорооошие и очень особенные.

Итак, я сама страдала от панических атак. И мне так же не стыдно в этом признаться, как и рассказать о своей анти-плюшевой юности. Более того, К.-Г. Юнг говорит о том, что «только раненый целитель исцеляет». Психоаналитик может помочь пациенту наилучшим образом в той области, где у него самого имеется шрам от некогда зияющей раны. Он как сталкер – сам побывал в аномальной зоне (зоне невроза), а поэтому знает все подстерегающие опасности, и, что самое важное, знает дорогу назад!

Да, что немаловажно, панические атаки у меня начались отнюдь не во время «рок-н-рольной» юности. Я давно жила спокойной жизнью, в очень даже благополучном браке, в хорошем, спокойном районе, получала второе образование, имела друзей, хобби, работу, интересную, как мне тогда казалось, жизнь, определенные и правильные, как опять же казалось, планы на будущее. Только, как выяснилось, так не казалось моей Самости, и планы у нее были совсем другие. Об этом она, собственно, мне и сообщила посредством ощущения приближающейся смерти – дикого, ни с чем не сравнимого ужаса, когда сердце то пускается галопом, то вовсе замирает, хватаешь воздух, как рыба, выброшенная на сушу, а его все равно не хватает, и это далеко не полный перечень ощущений…

NB: Самость по Юнгу – предназначение в самом широком смысле слова, главный, настоящий жизненный путь, сокровенная природа, неповторимая структура каждого индивида, то, что можно назвать «богом в нас».

Я не буду описывать в этой, и так уже порядком затянувшейся статье, все симптомы вегетососудистой дистонии, ее мучительные проявления, когда человек страдает неврозом, и ужасы панических атак расписывать тоже не хочу. Любой, кто имеет это невротическое расстройство, и так все знает. Чаще всего, эти люди перепробовали уже и всевозможные медикаменты, и обследовали все, что только можно обследовать, обогатили фармакомпании на десятки тысяч, потратили сотни часов на форумах, посвященных ВСД, а, может, уже и ни к одному психологу сходили. Но не помогло ровным счетом ни-че-го. Поэтому к тревоге и ужасу присовокупляется чувство безнадеги. И это при реально хорошем физическом здоровье! И это при отсутствии настоящих жизненных драм!  А еще при несомненно умной головушке, недаром панические атаки также называют «болезнью интеллигенции»: «Многие знания – многие печали» – сказал Соломон.

Ваши психологи, если вы уже пробовали бороться с ВСД и атаками паники при помощи психотерапии, не были плохими специалистами. Просто ни в одном учебном заведении не дают четкого алгоритма лечения невроза, в т.ч. и панических расстройств. Чаще всего психолог честно и ответственно начинает выяснять, чего же хочет ваша душа, под какими защитами спрятаны ваши настоящие потребности, каковы ваши детские травмы, невротические зоны и прочее. И это все абсолютно правильно и необходимо, но… несвоевременно! Я знаю это только потому, что мне «посчастливилось» прожить сие на своей шкуре, в ВУЗе мне и близко ни о чем таком не рассказывали.

Поэтому:

Первый этап работы с ВСД и паническими атаками – убрать симптом! Он заключается в том, чтобы научить клиента не доводить свою тревогу до степени ужаса. Научить перестать бояться собственного страха, перестать раскачивать этот чертов маятник (а именно этим люди, страдающие ВСД, постоянно и занимаются помимо собственной воли).

Достигается это за 1-1.5 месяца. От клиента требуется доверие, желание выздороветь и, представьте себе, дисциплина! На протяжении этого времени нужно очень добросовестно ежедневно выполнять некоторые психологические упражнения. Описывать их вне комплекта с психологом бесполезно, так как без поддержки и наблюдения специалиста ваш невроз вас все равно обхитрит.

Преступать к следующему пункту терапии абсолютно бесполезно, пока панические атаки не утихнут. Ведь клиенту просто ни до чего нет дела во время отстрой стадии невроза. Но и прекращать терапию, как только полегчало – огромная ошибка. Невроз имеет смысл. Это не наказание. Ваша душа требует, чтобы вы изменились сами и изменили свою жизнь. Иначе либо паники через какое-то время возобновятся, либо фобию какую-нибудь приобретёте, либо психосоматическое заболевание – хрен редьки не слаще. Поэтому…

Второй этап работы направлен на выявление и трансформацию ваших деструктивных жизненных сценариев и убеждений. Иными словами – на ваши отношения с самим собой, с близкими людьми, с миром в целом. То есть, если на предыдущем этапе идет работа с болезнью, то на этом – мы больше не воюем, а выстраиваем новый здоровый мир в душе отдельного человека. Make peace, not war, в общем.

Третий этап – это уже дорога к Самости. Здесь уже можно говорить об уникальном призвании, настоящем смысле жизни и прочее. Здесь жить становится потрясающе интересно! А еще здесь вы начнете благодарить свои минувшие панические атаки. Ведь если бы не они…

Чуть подробнее о третьем этапе вы можете прочесть здесь

Еще чуть подробнее – вот здесь

Совсем подробно – в моей книге «Дорога в Тридесятое царство. Славянский архетип в мифах и сказках»: Озон; Лабиринт.

           

С верой в Вас и Ваше лучшее настоящее,

Александра Сергеева