Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

ЮРИЙ ДОРМИДОТНОВ. ПЕШКОМ ПО ПИТЕРУ

Сегодня мы с вами узнаем новый, поэтически вдохновенный, дормидонтовский Санкт-Петербург. Нашим гидом стал замечательный актер театра и кино, преподаватель по актерскому мастерству со стажем работы более 35 лет, ведущий, оставивший на телевидении очень заметный след как самый креативный ведущий прогноза погоды Юрий Володарович Дормидонтов.

А.Г. Юрий Володарович, опишите ВАШ город двумя предложениями.

Ю.Д.  Потрясающий, бешеный, неугомонный и, самое главное, несуразный. Объясню… Каждый город возникал в каком-то определенном месте. Это может быть удачное пересечение дорог, хороший климат… А наш город возник вопреки всему, он не должен был быть здесь, на наших топях, болотах. В таких местах никто не строил городов именно потому, что это очень неудобно делать. Бродский пишет в своей книжке: «Город уникален тем, что города здесь быть не должно». Вот это «не должно» до сих пор каким-то образом проявляется. В нас проявляется, в городе проявляется потому, что Санкт-Петербург – это город, которого не должно было быть, город, который вопреки всему. Это город, как театр, который придуман и осуществлен.

 

А.Г. Что Вам дал ВАШ город и что отобрал?

Ю.Д. Да всё дал! Я здесь родился и очень долго никуда не уезжал и для меня мое детство и моя жизнь в Петербурге, она не бывшая, она настоящая. Т.е. для меня абсолютно не существует прошлого в моем городе, этот город во мне всегда. И, если я иду по каким-то местам из детства, мне не важно, что сейчас их не узнать. Важно, что я узнаю. А, наверное, в чем-то производство этого города, это город меня произвел, благодаря моим родителям (улыбается).
А что отобрал? Да ничего не отобрал, он только дает. Наш город – это как приманка для очень многих, которые стали его и моей частью. Это и Пушкин, и Пастернак, Есенин, Рерих, Павлов… Это все, что является основой подсознательного. Конечно, все началось с Трезини, с Росси, с Кваренги – это все наши соотечественники, наши братья (смеется). В этом плане Петр
I постарался здорово (улыбается).

 

А.Г. Представьте, что у Вас есть сутки неограниченного бесплатного доступа в любое место Вашего города. Как Вы проведете эти сутки?

Ю.Д. Это очень сложный вопрос потому, что для меня не только какие-то известные объекты города важны. Скорее, ближе улицы, закоулки, дворы, ограды и решетки имеют для меня не меньшее значение. И я не знаю, как бы я провел эти сутки. Точно бы не пошел в Летний Сад, точно бы не пошел в Эрмитаж. Ходил бы по улицам, иногда выходил бы на набережные, поводил бы рукой по воде… Может быть, снял бы ботинки и опустил ноги в Неву, ведь вода – это самый главный переносчик информации. Невская вода, несмотря на ее загрязненность, удивительна. Весь город удивительный… Пошел бы туда, куда ноги «побрели» меня (улыбается). Когда я был маленьким и мы с папой шли гулять, я всегда спрашивал: «А куда мы пойдем?» и папа отвечал: «Куда глаза глядят»… И всегда глаза глядели в одну и ту же сторону… Невский, Михайловский сад и я с детства знал, если «куда глаза глядят», значит, пойдем в Михайловский сад. Это не стереотип. Здесь главное, идти, смотреть, вдыхать.

 

А.Г. Что Ваше творчество дает Вашему городу?

Ю.Д. Вот этого я не знаю… Я думаю, что, если люди радуются моему творчеству – это прекрасно и очень приятно! А городу… Наверное, мне нужно для этого умереть (смеется).
Когда-то в театре Комедии работал Петр Наумович Фоменко и так получилось, что пришел устраиваться к нему в театр, когда он был там главным режиссером. Он посмотрел на меня и сказал: «Слушай, ты такой классный, по-моему тебе надо в театр Музыкальной Комедии» и не взял меня (смеется).

А мое творчество… Я что-то делаю и радуюсь этому и очень приятно, когда этому радуются мои зрители, может быть, кому-то это даже помогает. Это не потому, что я скромничаю. Я действительно не могу сравнить с теми, кто действительно что-то давал этому городу и дает, с известными и великими петербуржцами. Я какая-то крупица, которая, скорее, составляющая общего духа нашего прекрасного города.

 

А.Г. Что Ваш город дает Вашему творчеству? 

Ю.Д.  Я просто дитя нашего города и он всё мне дает. И дух, и слякоть, дожди, сырые морозы, не жаркое солнышко, сады и парки, цветы, прозрачное небо, хорошие и добрые полицейские, простые прохожие - это все составляющие, которые вместе и дают те силы и то вдохновение, которое способен дать только Санкт-Петербург. То тепло, которое во мне есть – это все наш город, ужасно-прекрасный.

 

А.Г. Какое Ваше самое любимое место в городе и почему?

Ю.Д. Этот вопрос похож на те, в которых спрашивают: «Какая роль у Вас самая любимая» или «Какой спектакль Вы любите больше всего». Со временем, с возрастом все меняется. Конечно, самое любимое место – это то, в котором я прожил дольше всего – это улица Марата, центр города, школа, в которой я учился и роддом, где я родился – Снегиревка. Наверное, вот этот кусочек земли – это и есть самое дорогое потому, что я там начинался.

А сейчас я не перестаю открывать новые места, несмотря на то, что неплохо знаю этот город. И я не делю город на места. Санкт-Петербург для меня что-то очень целое. Это город, которые нельзя уничтожить, снести с лица земли. Все равно останется некий фантом, к которому будут приезжать.  В этом городе есть самое главное – вечность, наглость, сила, моложавость.

 

А.Г. Что Вы пожелаете жителям Вашего города?

Ю.Д. Любить… любить, не сердиться, не думать плохо и ценить то, что они оказались именно здесь!

А.Г. Юрий Володарович, большое Вам спасибо за такую вдохновенную прогулку. Пусть и дальше Санкт-Петербург дает Вам силу и вдохновение и одаривает прекрасными людьми!

Анна Гинзбург

(фото из личного архива Юрия Дормидонтова)