Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

Зиновий Шершер. Композитор, музыкант, продюсер, художник.

Привет всем! Сегодня у нас в гостях самый настоящий человек-оркестр. Именно про таких говорят: «талантливый человек талантлив во всем».

Композитор, музыкант, продюсер, художник, действительный член музыкальной академии «GRAMMY» Зиновий Шершер.

 

Ф.Г.  В искусстве, на мой субъективный взгляд, наблюдается затяжной период стагнации. В музыке мы обнаруживаем большое количество ремиксов, использованных ранее идей, повторение саунда... Фактически, все сводится к грамотному миксу и правильно сделанной аранжировке, но глобальные идеи мы наблюдаем крайне редко. В кино практически та же картина.

На Ваш взгляд, это временное явление и мир стоит на пороге новых открытий или мы наблюдаем деградацию искусства?

           

З.Ш. Спасибо за прекрасный вопрос! Вы правы, имеет место определенная стагнация во всех областях, включая искусство. Первая причина связана, прежде всего, как и в других областях жизни, с экономическими проблемами, затянувшимися с 2008 г., что привело к значительным изменениям. Согласно статистике, присланной нам ежегодным журналом ГРЭММИ, множество компаний в музыке и кино закрылись, остальные значительно сократились. Сегодня снимается только треть фильмов по сравнению с прошлыми годами и выпускается, соответственно, тоже треть, т.е. 33% всей музыки.

Вторая причина связана с развитием технологий и интернета. И это связано не только со скачиванием музыки из Интернета. Ведь абсолютно исчезли магазины пластинок и дисков. Сегодня поменялись и формы радиостанций, множество их в интернете, где ты не только слушаешь программы, но и сам выбираешь те песни, тех исполнителей, которых хочешь слушать; а значит должны быть выработаны и продвигаться новые законы, новые лицензии, оплаты такой формы работы и т.д…

И всё же, несмотря ни на что, в последние годы ни в кино, ни в изобразительном искусстве, ни в музыке нет и признаков какой-либо деградации, по крайней мере, у нас, на Западе. Ежегодна за два тура голосования в ГРЭММИ мне приходится  прослушивать сотни произведений. До нас отборочная комиссия в 150 человек прослушивает и отбрасывает в сторону всё, что не соответствует качеству, категориям и уровню. И каждый из нас, голосующих Академиков, отбирает, ставит свой голос за самое интересное, уникальное по музыке и тексту, аранжировке и качеству записи в близких нам категориях музыки, а их на Западе 29. Уровень Голливуда создавался декадами и, если моя музыка звучит на крупнейших радиостанциях таких как Spotify radio, Pandora и т.д., это значит только одно - она соответствует художественным и техническим стандартам. А разве качество, уровень западных фильмов деградировали в связи с тем, что их стало меньше по количеству? Я думаю, наоборот, развитие технологий и конкуренции только способствуют качеству.

           

           Что касается ремиксов в России, очевидно, Вы правы. Задача проста: взял  любую американскую песню в стиле ПОП, слегка изменил мелодику, добавил русский текст и вот она - русская попса! С другим назначением ремиксов я столкнулся и сам: Максим Кравчинский, разыскавший меня в Америке в конце 90-х и написавший обо мне главу в своей книге “Русская песня в изгнании” вдруг спросил: «А вы знаете, Зиновий, что одна из ваших песен стала народной?» Я подумал и говорю: “Да нет, я никогда вроде бы таких не писал”… А он мне: «Да нет, вашу “Туман-туманище” уже несколько ансамблей выпустило в разных ритмах на различных дисках. Вначале писали “автор неизвестен", а потом другие сделали типа “ремикс” и присвоили себе авторство!» Вот так легко и просто, когда законов нет, изменив всего лишь аранжировку, люди присваивают себе авторство чужого труда.

            Здесь, на Западе, история совсем другая! Задача и цель ремикса, как правило, - найти новые звуки, краски, ритмы на песню, которая записывалась много лет назад. Некоторые радиостанции попросили и меня сделать ремиксы на песни, которые стали популярными, но были записаны 20, а то и 30, лет назад. За это время появилось множество новых технологий, инструментов и оборудования, а значит и новых звуков, ритмических сэмплов, обработки голоса и миксов. Мы часто делаем ремиксы на песни или музыку, записанные меньше десяти лет назад.

 

Ф.Г.  Вы успешны во многих областях. Понятно, что за этим успехом стоит огромный труд, помноженный на талант, но, зачастую, и этого бывает недостаточно. Единой формулы успеха еще никто не вывел.

Есть ли у Вас какой-то особенный секрет, которым Вы готовы поделиться с нашими читателями?

 

З.Ш. Ну, прежде всего, стараться как можно больше писать. С интернетом, социальной работой это становится всё сложнее, но это необходимо! Изучать и впитывать в себя новое в искусстве; расти, оставаясь самим собой; меняться со временем, но в своём особом, характерном для себя поле. В последние годы я увлёкся и абстрактным искусством, много интересовался, смотрел, изучал, начал пробовать и экспериментировать. Сегодня на моих выставках или аукционах люди узнают меня в абстракциях. Это называется собственный почерк.

Интересоваться жизнью, видеться с друзьями, посещать концерты, выставки, мероприятия, пикники, впитывать жизнь, но!.. Я не позволяю её негативным сторонам проявляться в моём творчестве. Вокруг много беды, несправедливости, сложностей и трагедий, но в своих картинах и музыке я пишу только о светлом: любви, нежности, музыке и внутреннем вдохновении. Мои картины и музыка, надеюсь, будут жить в будущем. Я хочу, чтобы они вызывали лишь светлые чувства и эмоции и ощущения только положительных сторон нашего времени.

 

Ф.Г. Существует расхожее мнение что "художник должен быть голодным". Что Вы думаете по этому поводу?

 

З.Ш. Думаю, что это глупость. Да, существовало множество нищих или несостоятельных художников, таких как Ван Гог. Но сколько великолепных шедевров создано обласканными художниками при дворе: Леонардо и Микеланджело, Тициан и Рубенс, состоятельные Пикассо и Дали.

            Ты создаёшь гораздо больше, когда меньше думаешь о трудностях быта, о том, что не хватает денег на холсты и краски…

Сегодня искусство переживает тяжёлое время: закрываются галереи, меньше возможностей выставляться и т.д. Большинство художников, насколько я знаю, пишут гораздо меньше, чтобы не складировать картины. Эта ситуация разве движет искусство? Конечно, нет. В жизни бывает разное, белые и чёрные полосы, как мы знаем, чередуются. Поэтому искусство, как и всё остальное, движет спрос, движение.

   “ENTERTAINER”, Зиновий Шершер

Ф.Г.  Каждый взрослый человек когда-то был ребенком. Зиновий, скажите, есть ли какая-либо история из Вашего детства, которую Вы до сих пор вспоминаете с удовольствием? 

З.Ш. Я очень рад, что у меня в жизни было множество того, что я вспоминаю с удовольствием: события, люди, путешествия.

Да и из самых ранних, детских тоже несколько: первое яблоко, которое мне нарисовал карандашом отец; первые книжки, которые я часами рассматривал; бабушкин маленький чемоданчик с катушками ниток и пуговицами, с которыми я часами игрался. И эта история… Мне было года три…  Стоял прекрасный зимний праздничный день, меня укутали не то в пальто, не то в шубу, обвязали шарфом и вывели за дверь чтобы я не вспотел пока взрослые оденутся. Вышли, а меня нет! А я пошёл в сторону играющего в парке духового оркестра, в котором, кстати, играл на трубе и мой отец. Конечно, немного спустя, меня в панике нашли и на радостях мне, конечно же, хорошо всыпали. Наверное, поэтому я это так запомнил.

 

Ф.Г.  В Вашем плотном графике, чтобы все успевать, очень важна хорошая физическая форма. Какую роль в Вашей жизни играет спорт?

З.Ш. Я не уделяю этому много времени, его как бы нет. Хотя в студенческие годы занимался плаванием, поэтому в летнее время бассейн и джакузи для меня хороший отдых и физ. работа. Периодически, когда чувствую, что надо, хожу в спортклубы. К счастью, я чувствую себя прекрасно, хотя в периоды усталости делаю те упражнения, которые помню ещё с детства (папина школа). Но начал замечать, что ходить хотя бы по миле, не отнимает время, а наоборот - выпрямляет день. Во время ходьбы возникают идеи плана на день, идеи на картины, иногда музыку. Все это я тут же записываю на мой айфон. Совсем недавно мне показали целый набор упражнений на все группы мышц с одной или двумя резинками, но всё же хочу опять записаться в клуб. Думаю, это хорошая подпитка не только для тела, но и для души. 

 

Ф.Г.  Какой совет, исходя из своего большого жизненного опыта, Вы дали бы молодым талантливым людям из сферы искусства?

 

З.Ш. Нет лёгкого пути. Особенно в искусстве. Но есть определённые шаги к успеху. Я говорю о них в своих мастер-классах. Вот основные из них:

            Кем бы вы ни хотели стать: художником, артистом, автором, вы должны достичь самого профессионального, уникального, не похожего на других уровня. Никому не нужны второй Лепс, Пугачёва, четвёртый Майкл Джексон, - их сотни. Ваш голос в песнях или картинах должен быть вашим собственным, уникальным и узнаваемым. На последнем курсе института мы копировали в музеях работы мастеров. Молодые певцы копируют краски, технику, владение голосом знаменитых певцов, поющих в том стиле, в котором хотят работать. И всё только для того, чтобы найти свой, уникальный тембр, только им присущие манеру и краски. Берите уроки у лучших педагогов. Пусть в меньшем количестве, но у лучших! Они, эти педагоги, могут стать и вашим первым трамплином в индустрии. Окружите себя успешными людьми в вашей профессии. Сотрудничайте и дружите с коллегами по искусству. Читайте о вашей индустрии, биографии ваших знаменитых коллег. Будьте видимы и слышимыми. И работайте над собой и своим репертуаром…

 

Ф.Г.  И наш традиционный вопрос. Квинтэссенция счастья от Зиновия Шершера.

З.Ш. Очень много времени, к сожалению, уходит на интернет, звонки, социальные контакты и т.д. Поэтому счастье, когда ты наконец-то остаёшься наедине с красками и холстами, наедине с музыкой - сочинять или записывать. Счастье - общаться и проводить время с родными и близкими (я родился в очень тёплой и любящей семье). Счастье - иметь хороших друзей, видеться, общаться, отмечать радостные события. Счастье -посещать прекрасные концерты и фестивали настоящей музыки. Но самое большое счастье: петь свои песни для людей, быть на выставке своих картин, наблюдая за людьми, их реакцией, испытывать трепет от того, что ты создал. Результат твоего творчества - это огромное счастье!

 

Ф.Г. Зиновий, большое спасибо Вам за столь содержательную беседу. От всей души желаю большого творческого полета, тепла, счастья и много-много прекрасной музыки. 

 

Фил Гинзбург

(фото из личного архива Зиновия Шершера. Картины кисти Зиновия Шершера)