Это интересно всем,

но ТАК об этом еще никто не писал

Журнал ТАКт

 

Свежий номер

 

ДМИТРИЙ ГРОЙСМАН. ГЛАВНОЕ, ВОВРЕМЯ СВАЛИТЬ

В этот раз в гостях у Фила Гинзбурга поистине легендарный человек. Его можно назвать вершителем творческих судеб группы «Бригада С» Гарика Сукачева, группы «Чайф», группы «ПилОт», группы «ГильZы». Один из основателей и организаторов нескольких достаточно хорошо известных фестивалей, таких как Maxidrom, «Нашествие», «Наши в городе» Дмитрий Гройсман.

Дмитрий Гройсман. фото из личного архива


Ф.Г.  Дмитрий, я не сомневаюсь, что Вы много где побывали, многое видели. Какое места на земном шаре оставили самые яркие впечатления  и куда бы Вы с удовольствием вернулись?
Д.Г. Ну я могу сказать так: хоть я и не азартный игрок, но из тех мест куда мне хочется вернуться - это Лас-Вегас. Потому, что это то место, как мне кажется, где все мечты сбываются. Там много и концертов, и спортивных мероприятий. Да хоть в космос полететь (смеется).
Даже появилась хоккейная команда, которую собрали пару лет назад. А собрали из, как посчитали, неудачников и почти ветеранов. Это первое место, которое приходит на ум.
Второе место - это Испания, Марбелья, мне там очень нравится потому, что в моём уже немолодом возрасте (смеётся) важен климат, а там всегда хорошо, там всегда не супер жарко и не супер холодно.
Из мест куда я хотел бы обязательно поехать - это Япония.
Я планирую поехать туда в будущем году. Мне кажется, что это совершенно другой мир, который не похож на наш.
Вообще, не могу сказать, что я очень много путешествовал. У меня скорее жена выполняет семейную норму по путешествиям, уезжая раз в месяц примерно на неделю. Где она только не побывала! В общем, за нас обоих накручивает километры и мили (смеется).

Дмитрий Гройсман. фото из личного архива

Ф.Г.   Каждый взрослый человек когда-то был ребенком. Дмитрий, скажите, есть ли какая-либо история из Вашего детства, которую Вы до сих пор вспоминаете с удовольствием?
Д.Г. Ну если 14 лет тоже считается детством, то именно в этом возрасте, прогуливая школу, я посмотрел мюзикл чехословацкого производства, который назывался, по-моему, “Любовь за 10 крон”.
Достаточно простенький сюжет про мальчика и девочку. У них была любовь, а 10 крон стоил букетик цветов. Мальчик с девочкой почему-то разминулись. И этот мальчик вместе с чехословацкими  актерами эту девочку разыскивал. В итоге они ее нашли и в конце мальчик оказался за кулисами.
Я шел домой и думал, как же это интересно, как я хочу оказаться там за кулисами. И я очень об этом мечтал, но понимал: петь я не умею, слуха у меня нет, рисовать я не умею, клоуном становиться поздно (смеется).
Я подумал: “А буду-ка я администратором, директором, продюсером”. И когда мне исполнилось 40 лет, я подумал: “А ведь так всё и случилось”. Всё как представлял себе. Только надо было учесть, что это был город Воркута за Полярным кругом с населением 180000 человек.


Ф.Г.  Дмитрий, как так получилось,что  инженер-конструктор сделал успешную карьеру в шоу-бизнесе и когда пришло осознание того, чем Вы хотите заниматься в жизни и были ли люди, которые повлияли на Ваш выбор?
Д.Г. Вся моя семья достаточно далека от шоу-бизнеса. Папа - биохимик, мама - заслуженный учитель, преподаватель физики, а я учился в МАМИ по профессии инженер-конструктор.
Когда я приехал поступать в Москву, у меня было твердое убеждение, что я отучусь и обратно уеду в Воркуту работать. Я понимал, что жить в Москве мне 5 лет и решил, что буду получать ту информацию, которую я не смогу получить потом, не живя в Москве. Книги, библиотеки и телевидение были везде одинаковые. А вот театры и выставки, к сожалению, не всегда перевозилось по городам. Я стал ходить по театрам, доставать билеты. Я попал в, так называемую, театральную мафию, у которой была своя система.
Я мог попасть в любой театр в Москве, для меня такого понятия “нет билетов” не существовало. В основном эта система состояла из иногородних студентов, у которых родители не спрашивали где они пропадают по ночам. Мы стояли в очередях с вечера пятницы и до субботы. Предварительная продажа билетов начиналось в субботу в 12:00 дня. Мы часов в 11:00 ночи вставали к кассе и уходили только тогда, когда покупали все билеты.
А так  как студентов было гораздо больше, чем театров, в каждом институте существовало своя система “как стоять и как бороться”. В этой системе все стояли, боролись и дружили друг с другом. Это был такой свой маленький мир в большом мире.
И вот в этом мире я вырос от обычного бойца до лидера, и в какой-то момент я попал в театр Ермоловой. Ходил в театр, организовал клуб любителей театра, смотрел спектакли, общался с администратором. И в один прекрасный день мне позвонил Фалькович Анатолий Ильич, администратор театра Ермоловой и спросил, не надоело ли мне 8 часов своей жизни каждый божий день выкидывать коту под хвост.
Я ответил: “ Если есть предложение, я вас слушаю”.
“В Театр Олега Табакова требуется главный администратор, я тебя порекомендовал” - прозвучало в ответ.
Я туда пошел и меня приняли, но в тот момент, когда мне сказали: “Завтра приходите с трудовой книжкой”, мне пришлось признаться, что я являюсь молодым специалистом и мне еще год нужно отработать по распределению. Это было в то время, когда ещё нельзя было спрыгнуть ни при каких условиях. Даже при обоюдном согласии, даже, если начальство меня хотело уволить, а я хотел уйти, всё равно нельзя было.
И тогда Олег Павлович Табаков прямо при мне позвонил министру сельского хозяйства. Как ни странно, его сразу секретарь соединил. Единственное, что спросил: “Как вас представить”, и  он ответил: “Олег Табаков”. Что сказал дальше секретарь, я не слышал, но Олег Павлович ответил в трубку: “Да, тот самый”.
Вы будете удивлены, но на следующий день я был перераспределен из НИИ сельского хозяйства старшим администратором в театр-студию под руководством Олега Табакова. Так что еще год я как молодой специалист трудился уже в театре.

Дмитрий Гройсман. фото из личного архива


Ф.Г.  В искусстве, на мой субъективный взгляд, наблюдается затяжной период стагнации. В музыке мы обнаруживаем большое количество ремиксов, использованных ранее идей, повторение саунда... Фактически, все сводится к грамотному миксу и правильно сделанной аранжировке, но глобальные идеи мы наблюдаем крайне редко. В кино практически та же картина. На Ваш взгляд, это временное явление и мир стоит на пороге новых открытий или мы наблюдаем деградацию в этой сфере?
Д.Г. Ничто не стоит на месте, в любом случае что-нибудь из чего-нибудь вылезет. Другой вопрос, будет нам это нравиться или нет.
Но точно что-то изменится, что-то обязательно выстрелит, что-то будет...
Казалось бы, совсем недавно телефон и фотоаппарат - это были две разные вещи. Я вспомнил старую миниатюру, у кого-то в Comedy Club слышал.
Решил один тип продать другому старый телефон и говорит, мол посмотри, как он сделан, какие потертые кнопочки для истинных ценителей ретро, а потенциальный покупатель почесал затылке и спрашивает, мол,  а фотоаппарат в нём есть? Тот забирает у него телефон и говорит: “Скажи, у тебя дома фотоаппарат есть?” он говорит: “Есть”, “А телефон в нём есть?” (смеется).
Сегодня это уже неразделимо. А тогда было смешно. Вот так, я думаю, будет и в музыке. Я думаю, что-то появится, чего мы сейчас себе даже не можем представить.


Ф.Г.  Вы успешный человек. Понятно, что за этим успехом стоит огромный труд, помноженный на талант, но, зачастую, и этого бывает недостаточно. Единой формулы успеха еще никто не вывел.
Есть ли у Вас какой-то особенный секрет, которым Вы готовы поделиться с нашими читателями?
Д.Г. Когда ты чего-то очень хочешь, нет, даже не хочешь, а когда ты к чему-то стремишься, к чему-то идешь, нужно очень внимательно смотреть по сторонам. Какие предложения интересные вокруг выдвигаются. И, главное, свою удачу ухватить за хвост, не пропустить.
Человек, который что-то делает,  обязательно найдет свое.
Я не знаю как, но, оглядываясь назад, я понимаю, что я столько раз делал повороты на 180 градусов. И когда руки опускаются и ты не знаешь, что делать. но приходит какое-то предложение и ты даже не знаешь, что оно судьбоносное… Но ты его принимаешь.
А потом понимаешь, если бы я не согласился, то неизвестно что было бы.
Когда-то очень давно я занимался ещё группой “Чайф”, и в то время они ещё немного приносили дохода, а семью кормить нужно было. И тогда Игорь Тонких предложил сделать дистрибьюторскую фирму “Соло”. То есть он выпускал пластинки, a “Соло” должно было быть дистрибьютором.
И мы действительно это сделали, и это давало какой-то доход. На Горбушке было несколько точек. Какие-то точки были в Питере и по Москве.
Конечно, всё это было кустарным, местечковым. Ну худо ли бедно ли, 5 лет компания просуществовала. Это был 93-94 год.
Но я понимал, что торговать - это не моё. Не умею я глобально мыслить, не знаю я как все эти сети делаются. Не понимаю как контролировать людей, когда они в одном месте, а я сам в другом. И наступил момент, когда мне это осточертело и я продал компанию.
Расторг аренду своего помещения, раздал пластинки обратно поставщикам, закрыл дверь и вышел в никуда.Я же мечтал когда-нибудь это закрыть. И я закрыл.
А через два месяца, в августе 98-го, ударил кризис и я подумал, что если бы я не закрыл, я бы разорился.
Потому что все договоры были в долларах, а курс доллара тогда вырос в 6 раз и как бы я это отдавал, я не представляю.
Поэтому вот тебе ещё часть формулы успеха: “Пришла мысль, что надо валить и надо валить” (смеётся).

Дмитрий Гройсман. фото из личного архива

Ф.Г. Квинтэссенция счастья от Дмитрия Гройсмана?
Д.Г. Утром проснуться и очень хотеть идти на работу, а вечером очень хотеть идти домой.
Когда есть любимое дело и родные, которые тебя понимают, - это те две вещи, которые дают человеку счастье.

Дмитрий, спасибо большое за уделенное время и интересную беседу. Пусть жизнь у Вас дальше будет только интересней.


Фил Гинзбург